Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

По С.Г. Кудаевой и Л.Р. Хут (1991), общее количество махаджиров, переселившихся в Турецкую империю в прошлом столетии, оценивается около 1 млн. чел… По данным же Султана Довлет-Гирея, опубликованным в 1912 г., в Турции в конце XIX в. проживало 2 750 000 черкесов, из которых 105 000 находилось в Константинополе, а остальные в разных губерниях Малой Азии, Турецкой Армении, Сирии, Месопотамии, Египта, Ливана, Иордании». Эта численность черкесов (около 3 млн.), как он говорит, включает в себя другие кавказские народности, которые слились с ними в Турции, потеряли свою этничность и свой язык.


Распространение черкесов в Османской империи

Черкесы изучили на опыте горькие испытания и трудности, которые человек выносит в изгнании. Те из них, которые пережили эпидемию, голод, лагеря и «резервацию», продолжали жить в Турции в невыносимых условиях. Вместо обещанных им готовых домов в селах на плодородном берегу Черного моря, турецкое правительство начало насильственно посылать их в разные регионы Османской империи, особенно, на Кипр, Египет, Иорданию, Ливан и Сирию, где смертность уносила их тысячами. Часть черкесов была помещена в европейской Турции — на Балканском полуострове, но без выделения им земельных участков. Поэтому, для того чтобы выжить, они практически были вынуждены объявить войну против местного населения.

Много трудностей черкесы перенесли во время переселения. По Канитца, палубы турецких кораблей, перевозивших переселенцев на Балканы, «… представляли самое ужасное, раздирающее душу зрелище голодных, обезображенных оспой людей и трупов». Он утверждает, что: «В гавань Ларнак, на острове Кипр, вошли три маленьких судна, заключавших в себе 2 100 черкесов, из которых дорогой умерло от заразных болезней, жажды и голода в продолжение 32-суточного переезда около 1 300 человек. Народонаселение Ларнака восстало против высадки на берег полумертвых людей, заболевших тифом и оспой». … В донесении Диксона от 4 ноября 1864 г. рассказывается, что «22 сентября из Константинополя вышли три турецких корабля с 2 346 черкесскими эмигрантами, которые направлялись на о. Кипр. Однако, когда представители медицинской службы пересчитали прибывших черкесов, оказалось, что их прибыло всего 1 362 человека (в том числе 826 больных и 19 мертвых). Карантинная служба была «крайне удивлена», обнаружив исчезновение в пути почти тысячи человек… Командир Одного русского судна заявил под присягой во французском консульстве, что будучи в море и поравнявшись с тремя вышеназванными судами, он видел, как с них бросали за борт живых черкесов, и те отчаянно барахтались в воде, пока не оставались без сил и тонули». Другой свидетель утверждает, что этим людям… «не дали запасов продовольствия и пресной воды. Следствием этого было то, что в течение 32 дней плавания умерло от жажды и голода 1 300 человек».

Р. Рушди сообщает об одном из таких случаев. «Шансуги-махаджиры направлялись на пароходе в Иорданию. Когда они вышли в открытое море, вспыхнул пожар на одном корабле и погибло около 700 человек».

Другой очевидец передает грустные факты: «Пароход был переполнен людьми которые страдали от недостатка пищи, а больше от недостатка воды. Взрослые пили морскую соленую воду. Болезни делались смертельными; преимущественно гибли дети. Трупы малюток бросали в море, несмотря на отчаянное сопротивление матерей. Одна мать долго скрывала смерть своего ребенка. Она держала его на руКах прижав к груди, и когда кто-нибудь из турок проходил мимо, начинала разговаривав с ним, как с живым. Так скрывала она его до тех пор, пока на пароходе не начал распространяться трупный запах. Тогда сделали обыск и нашли мертвого ребенка и когда его все-таки вырвали из ее рук и бросили в море, она сама пыталась броситься за ним. Крик этой матери до сих пор раздается в ушах».