Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

«Все министры правительственного кабинета положительно оценили предложение князя Дондукова-Корсакова. В ноябре 1889 г. вопрос о «поголовном» выселении адыгов Екатеринодарского и Лабинского отделов в Турцию получил высочайшее одобрение (Александра II — КИН)… Выселение адыгов намечалось в несколько этапов. Турция согласилась принять Кубанских переселенцев, пообещав им пустующие участки в вилайете Кония и Адана…». Однако, боясь всеобщего восстания.., и не встретив одобрения со стороны русских промышленников и местной буржуазии, правительство не пошло на осуществление этого человеконенавистнического проекта».


Попытки вернуться на Родину

«Действительно,— говорит А.Х. Шеуджен,— …переселенцы оказались в Турции в тяжелейшем положении. Они были расселены как попало, на самых плохих землях. Секретарь английского посольства в Константинополе, осмотрев прибывшую с Кавказа группу переселенцев, отмечал, что из 1 400 человек через три месяца остались в живых лишь 211. «У них нет другого убежища,— писал он,— как под тенью деревьев, другой пищи, кроме как плодов на деревьях». Многие из них дошли до продажи своих детей в рабство, другие предались грабежам. Все это заставляло переселенцев стремиться к возвращению на Родину. Но вернуться туда, в силу запрета и строгости турецкого и русского правительств, было исключительно трудно и сложно, поэтому мечты переселенцев о возвращении в основном так и оставались мечтами…»

Некоторые изгнанники обращались к русскому консулу с просьбой о выдаче им разрешения вернуться на Родину:

«Уже летом 1864 г. 100 семейств шапсугов обратились к русскому консулу в Константинополе с просьбой вернуться на Кавказ. Позже 100 заявлений с такой же просьбой поступило от натухайцев. В 1865 г. черкесы, поселенные в Джанике, направили императору Александру II письмо, в котором …умоляли разрешить им вернутся в Россию. В этом же году черкесы …в Ардагане в числе 1 200 человек возвращались в Батум..; некоторые из них пошли в Чуруксу. Против них были выдвинуты регулярные войска».

В газете «Русский инвалид» за 1867 г. (№ 133) промелькнуло сообщение, что «…все черкесы, поселившиеся в течение последних двух-трех лет в Турции (около 200 тысяч душ), сожгли свои дома и вознамеривались возвратиться в Россию»… Газета «Кавказ» (1868, № 127) писала: «Черкесы так недовольны своим новым отечеством, что если бы им только было позволено, то они массами возвратились бы на родину». В 1872 г. адыги-переселенцы обратились к русскому послу в Костантинополе с прошением на имя русского императора: «От имени 8500 семейств просим Вас испросить разрешение вернуться на родину, за что мы готовы почти на всякие жертвы». Но Александр II наложил резолюцию: «О возвращении и речи быть не может».

Несмотря на это, некоторые черкесы пытались возвращаться домой нелегально на парусных лодках или по суше, через Закавказье, отдельными семьями, или же группами. В какой бы стране ни жили, они всегда скучали по своей Родине. «Даже такой известный человек, как капитан турецкой армии черкес Бекер-бей Хатанов, адъютант генерала Осман-паши, в 1880 г. возвратился» на Родину.

Однако, эти возвращенцы должны были вести тяжкое сущестование на родине. При возвращении на Родину, «… землю им там не выделяли». Они «вынуждены были прибегать к аренде земли на кабальных условиях…». «У них не оставалось ничего, кроме надежды… Той самой надежды, о которой столь эмоционально они мечтали раньше!»,— пишет А. Шеуджен.