Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

«Официальный историк этих выселений, господин Берже, объясняет, что изгнание горцев было вызвано их постоянными разбоями, что усмирить их не было никакой возможности иначе как или истребить совершенно, или выселить из гор на плоскость, или в Турцию. …Однако,— говорит Абрамов,— не «гениальный план» является следствием разбоев горцев, а наоборот, сами разбои явились следствием «гениального плана». Например, при изъявлении покорности чеченцами в 1857 г. тогдашний главнокомандующий на Кавказе, князь Барятинский, издал прокламацию, в которой сказано, что земли, занятые чеченцами в момент принесения покорности, останутся вечным достоянием чеченского народа. Прокламацию эту чеченцы берегут и хранят как зеницу ока… Между тем, вопреки этой прокламации, значительная часть чеченской земли была отведена под поселение казачьих станиц, а также роздана кумыкским князьям и другим лицам. Все население чеченского округа, состоявшее из 81 360 душ, «стеснилось» на пространстве 76 квадратных миль, и на каждую семью приходилось всего 5—10 десятин. Не говоря уже о нравственной обиде, которую должны были чувствовать чеченцы, оставленное им количество земли положительно не давало им возможности существовать, особенно, если принять во внимание, что в это время чеченцы вели исключительно скотоводческое хояйство. Вот и объяснение происхождения разбоев».

Абрамов опровергает обвинения русских против горцев. Он говорит: «… Я неоднократно задавал вопрос о причинах современного выселения горцев членам администрации, местным ученым и просто обывателям. Большинство из них в ответ говорило о дикости горцев, о том, что, по общему историческому закону, при столкновении двух народностей менее культурная должна неминуемо так или иначе погибнуть, о лености, нерадении и тупости туземцев Терской области и т. п.

Но все эти ламентации, направленные против горцев, не имеют решительно ни-каких оснований в действительности.

Если сравнить то, что сделано на Кавказе туземцами и нами, русскими, то менее культурною и менее трудолюбивою нациею придется признать именно русских…».

С тем же «бесстыдством русские истребляли продукты кабардинской культуры и их многолетнего труда. Около самого Нальчика находится так называемый «Атажукин сад», от которого теперь сохранились только жалкие остатки. Эго был один из тех громадных садов, подобные которым можно встретить только на Кавказе. Это был сад — лес. Он разделялся на две части, из которых одна представляла полукруглую терассу, довольно круто спускающуюся в ДОЛИНУ, а другая — самую долину, по которой протекает река Нальчик. Терасса была искусственно разделена на несколько малых терасс, которые, представляя каждая правильный полукруг, возвышались друг над другом порогами. Все эти терассы были превращены в великолепные виноградники. Нижняя часть сада была засажена самыми разнообразными плодовыми деревьями — грушевыми, яблонями, «шишками», алычою, вишнями, черешнями, барбарисом, персиком, тутовником и г. д. Были здесь великолейные аллеи из лип и акаций, была превосходная круглая лужайка, обсажен огромными персиками и тутовыми деревьями, и т. д. Для поливки виноградник некоторых частей нижнего сада был проведен из-за нескольких верст канал. В таком виде находился сад в кабардинсих руках. Совсем иной вид получил он с тех пор. как русские стали хозяйничать в нем. Канал заброшен. Виноградники обрабатываются и зеленые лозы одичавшего винограда скашиваются на корм скоту вместе с травою, которою заросли трассы.

Плодовые деревья — молодые вырыты и пересажены в обывательские сады, а более старые — срублены на топливо Липовые и акацийные аллеи истреблены самым беспощадным образом, и я лично был свидетелем того, как истреблялись остатки этих аллей, причем в этом расхищении общественного достояния не церемонились принимать участие наиболее интеллигентные члены местного русского населения. Один из этих «интелллигентов» вырубивший много липовых и акацийных деревьев, чтобы не покупать дров, на мой вопрос о том, не чувствует ли он некоторой неблаговидности в своем поступке ответил мне, что «здесь этим деревьям стоять «не полагается». Громадные деревья, входившие в состав великолепного «круга», тоже большею частью вырублены, а оставшиеся потеряли боковые ветви и полузасохли. В настоящее время «Атажукин сад» представляет огромное заброшенное пространство, заросшее мелким вищняком, колючим кустарником и сорными травами, и только кое-где остались большие деревья, напоминающие о прежней кабардинской культуре. Несомненно, однако, что участь и этих памятников старины очень непрочна».