Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Верстах в 7—8 от Нальчика, вверх по реке того же имени, некогда был кабардинский аул, а при нем рос прекрасный сад, значительно превосходивший своими размерами «Атажукин». Сад этот подвергся такому же расхищению со стороны русских, как и «Атажукин», и в настоящее время представляет еще большую мерзость запустения, чем последний.

«Такова здесь русская культура, и образцы этой культуры можно видеть повсюду в Терской области. Лицам, говорящим о некультурности горцев и недостатке у них трудолюбия, следовало бы обратить внимание на эти факты, а также на некоторые другие, характеризующие степень культурности и трудолюбия кавказских туземцев, каковыми фактами могут служить: развитие у горцев архитектуры, образцы которой можно видеть на башнеобразных зданиях горной Осетии или на башнях по военно-грузинской дороге; скотоводство у горцев вообще и карачаевцев в особенности, ухитрившихся развести огромные стада рогатого скота на неприступных высотах у подошвы Эльбруса; на ирригацию на Кумыкской плоскости, отчасти у чеченцев и в особенности в Закавказье, ирригацию, подобную которой русские здесь никак не могут устроить, несмотря на содействие научной техники и капитала; на широкое распространение среди горцев кустарных промыслов, на превосходнейшие местные кустарные изделия из шерсти, шелка и металлов, и т. д. Останавливаться на всех перечисленных фактах я не буду. Не могу, однако, не поговорить об одном предмете…»

«Во время моего пребывания в Терской области,— пишет Абрамов,— меня страшно поразила взаимная ненависть, которую питают друг к другу два главных элемента населения области — казаки и туземцы».

Русский колониальный режим всячески стремился обрусить горцев, навязать им дискриминационные условия. Например, колониальная русская администрация позволяла русскому населению на Кавказе избирать своих сельских председателей или станичных атаманов из своей среды, в то время как колониальные власти отказывали дать это право горскому населению и сами назначали председателей аулов.

Русские хозяева старались создать неприемлемые условия жизни горцам. Они обязаны были отвечать за любое преступление, совершенное рядом с их территорией. Некоторые административные «Судебные Уставы» были учреждены для следующего:

Все дороги области разделяются на участки и к каждому из этих участков приписываются аулы, которые и подвергаются ответственности — в виде штрафов, содержания караулов и т.д., скажем — на всякий случай убийств, разбоя или грабежа, которые произошли на приписанном участке… Когда виновный в краже обнаружен, взыскание всех убытков проводится из его имущества, если же последнего будет недостаточно, то взысканию подлежит имущество ближайших родственников виновного, и наконец, в случае их несостоятельности, взыскание налагается на все аульское общество.

Соответственно Абрамову, «всякий раз, когда совершится какое-либо преступление в области и в каком бы месте оно ни совершилось, предполагается, что оно совершено туземцами, а никак не русскими…».

Он дальше повторяет: «…Все преступления в области приписываются исключительно туземцам». Этот колониальный закон породил последствия. Он наказывал горцев, независимо были они виновными или нет, но он развращал и русских, которым было обеспечено оправдание при любом преступлении, совершенным ими против туземного народа. Результат коррупции особенно был сильным среди бюрократов, которым было по воле решать цену украденных вещей и требовать за них во много раз больше, чем они стоят. В довершение ко всем бедам право обезоружения туземцев было дано всем казакам, что ведет к столкновениям и убийствам.

Конфискованные дорогостоящие оружья, кинжалы с богато украшенными рукоятками, просто исчезали, обостряя враждебность местного населения.