Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Интересно происхождение названия города Туапсе. Некоторые исследователи переводят название города и реки как «две души»… Как пишет К. X. Меретуков: «… они дали это имя реке, потому что в верховьях она начинается слиянием двух рек — Пшенахо (Псынэф) и Чилепси (Чылэпсы). Встречаясь, они текут не смешиваясь. Поэтому Туапсе: ту «два» и пси «река», т.е. «Двуречье».

«Биография» Туапсе восходит к глубине веков. На карте «Восточное Черное море в IV—II веках до н.э.», в устье реки Туапсе отмечено как место Топсиди. Топсиди был также упомянут византийским автором Псевдо-Ариани в V веке. На Венецианских, Генуэзских и Каталонийских картах ХШ—XV веков одно местожительство указано на том же месте, которое историк Ф. Бруи отождествляет с Туапсе-Кодош.

В 1831—1838 гг. практически все побережье, которое раньше принадлежало горцам (натухайцам, убыхам и шапсугам), было окружено царскими укреплениями: Ново-Троицкий, на устье Пшада, Михайловский (устье р. Вулан), Тенгинский (р. Шапсухо), Навагинский (р. Сочи), Головинский (р. Шахэ), Лазаревский (р. Псезуапсе) и другие. К этому памятному для шапсугов времени (12 мая 1838 г.), относится высадка царских вооруженных сил в устье р. Туапсе. Результатом стало строительство укрепления Вельяминовского. Этот фортпост колонизаторов играл важную роль в трагической судьбе черноморских шапсугов.

Возникшие позже автономии, оставались исключительно на бумаге. Некоторые из видных революционеров, которые возлагали на них великие надежды, были разочарованы. Они свергли царский режим и создали свои республики и автономии, надеясь построить свою собственную судьбу. «Полная свобода каждой нации» оставалась неисполненным обещанием. Права этих республик и автономий оставались на бумаге, их лидеры должны были придерживаться общей линии коммунистической партии и подчиняться ей целиком и полностью. Власть была сосредоточена в руках всемогущих секретарей партии, которые были присланы из Москвы и были подчинены только ей.

Для того, чтобы лучше скрыть идею этой политики, большевики использовали старых коммунистов, участвовавших в революции, таких как: Бетал Калмыков в Кабардинском АССР и Шаханчерий Хакурате в Адыгейской автономной области.

Они были настоящими коммунистами, проявляли патриотическое рвение и упорство в создании национальных республик и автономии для своих людей. Встревоженная этим, коммунистическая партия не позволила этим республикам и автономиям довольствоваться свободой своих суверенных прав. Тем не менее, она позволила им открыть национальные школы, университеты, исследовательские институты, издательства, учредить и развить национальные культурные центры, театры и т.д.

Еще в 1918 году коммунисты начали применять методы террора царского режима. Коммунистические красногвардейцы развязали Красный террор против черкесов во время гражданской войны в России. Утверждалось, что он был «ответной мерой» террору белогвардейцев и, якобы, направлен исключительно против контрреволюционеров. Коммунистическая партия считала Красный террор неизбежным. 5 сентября 1918 г. совнарком принял следующую резолюцию: «Необходимо обезопасить Советскую республику от классовых врагов путем изолирования их в концлагерях.., подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским заговорам и мятежам.»

Согласно этого указа, не только враги Советской республики должны быть уничтожены, а также люди, которые могли быть таковыми в будущем. Ленин лично писал лидерам Пензенской губернии: «Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Образец надо дать. 1). Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. 2). Опубликовать имена. 3). Отнять у них весь хлеб. 4). Назначить заложников… Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душад и задушат кровопийц-кулаков. Телеграфируйте получение и исполнение. Найдите людей потверже»… Лев Давыдович Троцкий предупреждал: «Мы должны ее (Россию) превратить в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная. В буквальном смысле этого слова красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнется и побледнеют все человеческие потери капиталистических воин».