Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Старые коммунистические лидеры, даже большинство новых кадров, полностью не понимали подлинного смысла «классовой борьбы». Первые вступили в революцию для того, чтобы освободить народ от ига российского колониализма, в то время как большинство последних вступили в партию ради должности и личных выгод, но не из-за верности коммунистическим доктринам. Некоторые проявили большой энтузиазм и упорство в восстановлении национального суверенитета, экономик и культуры народов.

Эта склонность его членов глубоко встревожила коммунистическую партию, которая была занята проведением «классовой борьбы» с помощью «ненадежных» старых ветеранов коммунистической революции. Ведь партия же убедила их, что борьба коммунистической революции была решающей между пролетариатом и капиталистами мира. Эти два класса не могли сосуществовать. Пролетарии мира должны были объединиться и уничтожить капиталистов раз и навсегда. Поэтому коммунистическая партия могла ориентировать «старых коммунистических ветеранов» на уничтожение «кулаков» и «опасных элементов» в новых республиках и автономных областях. Следовательно, большевистский режим сперва начал очищать ненадежные элементы: «кулаки», «враги народа», «белые», «шпионы», «буржуазные националистыв» и т.д. Автомашины, называющиеся «Черные вороны», начали неожиданно появляться по ночам и увозить людей, которые исчезали без следа. Этим методом большевистское правительство продолжало избавляться от «опасных элементов» населения, внушая страх в сердцах народа и укрепляя свою власть над ними. Старые ветераны — правители новых республик и автономных областей — сотрудничали с партией в этом предприятии, возможно, из чувства, что она помогла им освободить их народы от царского колониального режима и создать свои новые республики и автономные области.

Однако, вскоре коммунистическая партия сместила старых революционеров новыми кадрами с помощью последних и прочно установила диктаторство пролетариата в стране. Последовали бесконечные чистки, преследования и ссылки. Через них, партия внушила страх в сердцах и умах населения, превратила страну в огромный лагерь рабов и принудило запуганных крестьян и рабочих принять рабские условия в колхозах и на заводах коммунистического государства, где члены партии стали абсолютными диктаторами.

Следовательно, сельское хозяйство было коллективизировано, индустрия заменила ремесло, и государство стало единственным владетелем земли, минеральных ресурсов и всяких других имуществ. Одним словом обещание: «Земля и фабрики для людей!» не только не был исполнен, но большевики превратили людей — всех «граждан» или «товарищей» — в рабов государства. Они были лишены всех человеческих прав, даже права на требование прибавления зарплаты и улучшение условий жизни. В результате, все в России трудились при условиях ниже грани нищеты. В этой среде производство и богатство Черкесии стало экспортироваться в другие части Советского Союза.

К 1930 году коммунистическая партия начала функционировать более уверенно с помощью новых кадров. Она начала осуществлять в Черкесии колониальную политику царской России. Усиление тоталитарного режима становилось более ясным с каждым днем. В эти годы в Адыгее упразднили Нациздат, было распущено Общество по изучению истории черкесов, затруднился доступ к архивам. …Прекратились связи с зарубежными черкесами. Поворот национальной политики коммунистической партии изъял независимость автономий и республик Черкесии (Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи). В сущности, автономия Адыгеи, как все другие регионы, существовала только номинально, «на бумаге», и она абсолютно подчинялась воле центральных органов партии. «По мнению М.Б. Беджанова, «за все 70 лет Советской власти ни в одной адыгейской школе не было ни одного урока по истории адыгского народа».

Ужасный голод разразился в 1933 году. Он значительно уменьшил население Адыгейской автономном области. Во время голода только в одном ауле Джамбечи умерло 306 человек. Можно вообразить, сколько других черкесских аулов пострадало таким же образом. «Л.В. Белов из поселка Яблоновский свидетельствует «Лети бродили как бездомные собаки по улицам в поисках пищи. Обессилев от голода, они падали под забором. Ежедневно в детприемник привозили сотни полуживых трупов. Было страшно смотреть на эти изможденные скелеты. Но было уже поздно их кормить.— несчастные дети умирали один за другим». Дополняет эту тяжелейшую картину М. Шолохов: «Вокруг сотнями мрут от голода люди, а тысячи в десятки тысяч ползают опухшие и потерявшие человеческий облик. В одном из хуторов, в нем 65 хозяйств, с 1 февраля умерло 150 чел. По сути, хутор вымер. Мертвых не заховают, а сваливают в погреба. И это в районе, который дал стране 2,3 млн. пудов хлеба!»