Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Султанское правительство, потерявшее контроль над Анатолией, всячески провоцировало ее население против анкарского правительства Кемаля. Наиболее серьезные мятежи произошли именно в тех районах Анатолии, где проживали черкесы и абазы. В районе Дюздже против Кемаля выступили несколько десятков черкесов и абазов (сентябрь—октябрь 1919 г.). Мятеж возглавляли черкесские офицеры Талустан-бей, Бекир-бей и Беслан-бей, имевшие связи с султанским правительством в Стамбуле. «Мятежники» захватили все важные объекты, разоружили жандармерию и арестовали сторонников Кемаля. Командир 1-й дивизии Мустафа Асым в телеграмме Кемалю от 20 октября 1919 года советовал прежде чем отреагировать на действия мятежников проконсультироваться у черкесского генерала Али Саид-паши. Среди противников восставших фигурирует каймакам черкес Тахир-бей, землевладелец — черкес Кязым-бей и черкесский генерал Али Фуад-паша Джебесой, все — сторонники Кемаля. И хотя численность мятежников была крайне невелика, в телеграмме Кемаль говорит о сорока всадниках, но и власть была так слаба, что не могла им противиться без поддержки армейской верхушки. В конце концов, как сообщает каймакам Тахир, «с божьей помощью и благодаря поддержке других черкесских вождей, являющихся истинными сынами родины и понявших, что подобного рода действия приведут к гибельным последствиям, банда эта была рассеяна, и задуманное ее предприятие потерпело неудачу». Стоит здесь заметить, что обе стороны не проявляли жестокости: Беслан, один из инициаторов мятежа, был просто взят под арест.

Талустан и Бекир сумели скрыться. Черкес Бекир переместился со своими людьми в район Адапазара, где продолжал агитацию и найм солдат. Обстановка, сложившаяся в этот период, была крайне неблагоприятной для Анкары. Мютесарриф Измида Али Хайдар сообщал Кемалю: «Злоумышленник по имени Бекир Сидки, черкес из Пандермы, под началом которого находятся сорок вооруженных людей, прибыл в район Ада Базар, где он, действуя против существующего правительства и во вред национальному движению, призывает жителей абазских селений присоединиться к его отряду. Для достижения своей цели он тратит много денег. Во всем этом деле ощущаются иностранные влияния. В наличии этих влияний можно даже не сомневаться. Большое число черкесов, абазов и лазов казы Дюздже во все времена имели наглость заниматься такого рода преступной деятельностью. Единственная сила, при помощи которой можно было бы воспрепятствовать возникновению этих нежелательных явлений, это жандармерия. Однако, личный состав находящегося здесь жандармского корпуса составляют зловредные элементы. Со своей стороны офицеры держат себя по отношению к национальному правительству, с которым они совершенно не считаются, как мятежники. Благодаря этому невозможно принять какие бы то ни было меры для улучшения положения… Если с самого

начала не приступить к радикальному уничтожению этих элементов, то будущее готовит нам величайшие бедствия…».

Мятеж черкеса Бекира был остановлен усилиями 1-й дивизии, стоявшей Измиде, и 3-го армейского корпуса. Но черкес Бекир со своим отрядом не был разбит и удалился в горы. Армейские части Анкары были слишком слабы длЯ действия в горах. В этот период, помимо вышеназванных черкесских военачальников (Этхема, Реуф-бея. Али Фуад-паши Джебесоя, Иззет-паши Дженатуко и пр.), активную роль сыграл еще один черкесский «республиканец», полковник Бекир Сами-бей. командир дивизии, стоявшей в Брусе. Его не следует путать с Бекир Сами-беем, генералом и сподвижником Кемаля. Последний Бекир Сами являлся сыном Мусы-паши Кундухова, осетинского генерала, переехавшего из России в Турцию. Бекир Сами-бей Кундухов по материнской линии был кабардинцем, знал адыгский язык и отождествлял себя с адыгами. Он даже стремился занять роль лидера в черкесском сообществе. В анкарском правительстве М. Кемаля Кундухов занимал крупные посты, был послом в Москве и Лондоне, но Кемаль не доверял ему, и их мнения по основным вопросам часто расходились.