Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Через восемь лет после победоносного для черкесов конфликта с бедуинской коалицией Балка, Иорданию посетила знаменитая британская разведчица Гертруда Белл… Ее отчет был опубликован в Лондоне уже в 1918 году. Вот выдержка из нее: «Черкесы — неприятный народ, мрачный и вздорный, но трудолюбивый; а также становится все более невозможно спускаться в Амман — штаб-квартиру черкесов — за теми небольшими нуждами арабского быта, в которых так нуждаются бедуины за кофе, сахаром и табаком». Тон этого бедуинского отзыва характеризует их восприятие черкесского присутствия весьма красноречиво. Эго не что иное, как признание превосходства черкесов не только в военно-политической сфере, но и в экономической».

«Только на период путешествия Гертруды Белл черкесы занимали губернаторские посты в Бейруте, Дамаске, Алеппо, Аммане. Мекке. Вали Мекки, те. всей Аравии, 36-летний черкес Казим-паша произвел на Гертруду впечатление англофила и беседовал с ней по-французски. До того он занимал пост наместника Иерусалима, где сумел на период своего правления примирить интересы различных церквей — католической, греко-православной, армянской, а также мусульман и иудеев Нго единственное кредо — верность султану, в чем Белл убедилась, затронув тему британского присутствия в Адене и Кувейте: в тот момент черкесский паша пока, залез ей англофобом. Весьма характерно, что описание красоты и достоинств черкешенкн — супруги йеменского наместника полно восторженных оценок в дуХе Байрона и Бальмонта…

Преуспевающее состояние иорданских черкесов стало главной причиной эмиграции именно в эту страну тех черкесов, которые были втянуты германским руководстаом в систему военного коллаборационизма… После войны Великобритания и Соединенные Штаты насильственно репатриировали в Советский Союз порядочно большое число этих «русских» беженцев (на которых было наложенно клеймо «ДП» и немногих людей, которые служили в Восточном легионе Вермахта). Однако, многие беженцы сумели уйти от насильственной репатриации, скрываясь в альпийских горах Италии и Австрии, некоторые даже во Франции и Голландии. Одна группа из них «около ста человек — бжедугов и кабардинцев — нашли убежище от военной полиции союзников в Ватикане. Несколько лет они пользовались покровительством Папы Римского».

В 1948 г. их представитель -— уроженец Адыгеи Черим Шауапцоко — прибыл в Амман и обратился к министру внутренних дел Аббасу Мирза-паше, также черкесу. Ко-роль Абдуллах дал ему аудиенцию и, несмот-ря на занятость проблемой палестинских беженцев, полностью одобрил план переселения. Король распорядился предпринять все необходимые меры для транспортировки беженцев и выдачи им иорданских документов.

Черкесская община собрала необходимую сумму на билеты, дабы избежать обвинений в создании привилегированных условий своим собратьям.

С деньгами и путевыми документами Шауапцоко прибыл в Рим. И в декабре 1947 года он перевез первую группу из 38 человек, в основном бжедугов (и шапсугов из Италии в Амман, на пароходе через Хайфа. Джанче- рий Хабжоко был единственным кабардинцем в группе).

«Вслед за этим из Рима в Амман с аналогичной миссией прибыл Дж. Хабжоко, он получил разрешение на въезд в страну 86 кабардинцев — уроженцев Кабарды. Эти переселенцы не сумели или, вернее сказать, не захотели адаптироваться в Иордании. При поддержке Толстовского Фонда они эмигрировали в США, где поселились в Паттерсоне (Нью-Джерси)».

Черкесы в Иордании приняли этих беженцев очень тепло. Большинство новопришельцев нашли здесь своих далеких родственников. Другие черкесы пригласили тех, которые не нашли своих родственников в Иордании. Семья Абдул-Карима Шауапцоко (его прелестная супруга Катя, и ребенок Кадбек) гостила три месяца в семье Халила Джанбека. Затем Гисса Тумаш, адвокат и судья, дал кварзиру Шауапцоковым, куда они перешли. Вскоре старший брат Карима, Мос, и его супруга Вера присоединились к ним. Джанчерий Хабжоко гостил в семье Саид-паша ал-Муфти Хабжока. «Я нашел два семейства Натховых в Шапсугском квартале Аммана — семью Юсуфа Шукри и семью Хассана Шукри. Семья Юсуфа Шукри, которую я посещал чаще, имела трех сыновей: Халед, Галеб и Мохаммед-Хайр и пятеро дочерей: Самие, Назик, Назмие, Рамуз и Худа. Семья Хассана Шукри имела пять сыновей: Гази, Сейфаддин, Мохаммед-Хайр, Хайреддин и Изеддин, и одну дочь. Эти Натховы теперь стали процветающим целым кланом в Иордании».