Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Перстни и браслеты встречались сравнительно редко, и только в богатых погребениях; браслеты найдены исключительно, а перстни преимущественно в женских могилах. Из 19 перстней, найденных в курганах близ ст. Белореченской, 15 золотых, причем большинство из них, по-видимому, местной выделки. Они представляют тип пластинчатого кольца с плоским щитком, украшенным гравировкой, подражающей надписям перстней-печатей, широко распространенных в эту эпоху. Встречаются также экземпляры художественной работы, по-видимому, привозные, итальянские…

Характерно, что среди украшений, надеваемых отдельно, в белореченском курганном инвентаре преобладают золотые, а среди украшений, связаных с одеждой — серебряные.

Таким образом, мы видим, что типы адыгейской одежды и связанные с ней у крашения сложились в основных чертах уже к XIV—XV векам».


«Анализ могильного инвентаря позволяет сделать ряд выводов о жизни и быте складывавшейся адыгейской народности позднего Средневековья.

Различие между районами левобережья Кубани (территория Белореченской культуры) и приморской полосы выражено в устройстве могил и в их содержимом. Кубанский материал говорит о широких торговых связях населения (главным образом — с колониями Крыма) и о мастерстве местных ювелиров, а приморский — о земледельческом характере культуры этого района, где тоже встречаются находки иноземных товаров, но в меньшем количестве, чем на Кубани. Это различие в культуре было замечено еще современниками. На каталонской карте XIV в. бассейн Кубани подразделен на две области: западная — Маузехия и восточная — Абазехия.

Абазехия совпадает с бывшей территорией расселения абадзехов. предкам которых в основном принадлежат памятники Белореченской культуры. Памятники низовьев Кубани и приморской полосы принадлежат племенам, жившим в районе Анапы и несколько южнее ее, т.е. натухайцам, шапсугам и другим адыгейским племенам, занимавшим земли по восточному берегу Черного моря. Что же касается курганов под Нальчиком и Пятигорском, то они принадлежат предкам кабардинцев.

Вклинившиеся в адыгейские памятники кипчакские погребения (с конем или с конскими вещами) и находки среди оружия адыгов вещей кочевнического типа (крупные стрелы, гравированные костяные накладки колчанов и т.п.) говорят о связях адыгов с соседями-кочевниками. Женские головные уборы (варианты монгольской «бокки»), золотоордынские монеты, украшения типа поволжских и следы кирпичного свода в одной из могил белореченской группы указывают на связь с Золотой Ордой, данниками которой являлись адыги. Пышные погребения местной знати свидетельствуют о том, что социальная верхушка адыгейского общества не страдала от татаро-монгольского ига», но сумела найти общий язык с ханами Золотой Орды и оставаться почти равными хозяевами на своей земле. Интериано пишет об этих процветающих адыгских аристократах: «В домах у них имеются массивные золотые чаши стоимостью от 300 до 500 дукатов, …также и серебряные, из которых они пьют с величайшей торжественностью». Эти чаши и сохранились до нашего времени в погребениях белореченских курганов.

Но адыги не отатарились, как кипчаки. Их культура оставалась самобытной. Об этом говорят и национальный костюм, и местные типы украшений, и своеобразный обряд погребения, имеющий глубоко местный характер. Присутствие же мусульманских вещей является показателем не исламизации, а широко распространенной в эту эпоху мусульманской моды, которой подвержено было высшее общество даже христианских закавказских государств (Армении и Грузии) и которая шла не от татаро-монголов, а из стран Переднего Востока».

В эту эпоху (XIV—XV вв.) адыги вошли в стадию феодализма, но еще не расстались окончательно с традициями родового строя.