Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Но несмотря на ослабление дипломатических и политических контактов, русское правительство продолжало считать черкесов и абазин своими поддаными. В русских источниках последующих десятилетий постоянно подчеркивается, что «…черкасы все служат государю нашему», что под рукой русского царя находятся «горские князи и Черкасская земля; Кабардинская, Абазинская и Ногайская орды, а также черкасы абыслейские (бесленеевцы)». В титуле царя Бориса Годунова значится: «Государь кабардинские земли, черкасских и горских князей».

Золотая чаша, подарок Ивана Грозного Марии Темрюковне

Золотая чаша, подарок Ивана Грозного Марии Темрюковне

Когда Иван IV женился на кабардинской княжне, многие выходцы из Черкесии осели в Москве. Они отличились в войне против Ливонского Ордена. Русские бояре выражали озабоченность по поводу растущей черкесской группировки. А.А.Зимин замечает: «Современники связывали введение опричнины с именем царицы Марии и ее родни. Время смуты в начале XVII в. воспринималось летописцем как война против черкесов». Можно заключить, что черкесская элита стремилась не только заполучить поддержку России в борьбе против Крыма и Турции, но и установить свое господство по типу черкесских мамлюков в Египте. Не случайно, что Григорий Отрепьев (Лжедмитрий) был бывшим крепостным и учеником князя Ивана Борисовича Черкасского.


 

Каково было реальное положение дел?

Упомянутое выше русско-кабардинское содружество, носившее характер временного альянса, было установлено по инициативе черкесов, которые в то время отчаянно искали внешней поддержки для защиты своей земли и свободы от агрессивных покушений Османской империи и Крымского ханства. Несомненно, что это было мудрым политическим решением со стороны черкесов, позволившим на время спасти страну от турко-татарских вторжений. Для Москвы этот временный альянс также имел свои выгоды. Он дал Ивану Грозному бесценных союзников против Крыма и Турции, постоянно беспокоивших южные границы государства. Временное союзничество ни в коей мере не означало «присоединение» или «аннексию» Черкесии или какой-либо ее части к России. Это был лишь временный политический союз между двумя государствами против общего врага. Однако, пользуясь ситуацией, Россия вскоре стала претендовать на суверенитет в Черкесии. В наши дни ученые все чаще задаются вопросом: добровольно ли Кабарда присоединилась к России или же она была насильно аннексирована?

Обсуждая этот вопрос, Ш. Ногмов говорил именно о защитном союзе, а не о «добровольном присоединении». В «Земле адыгов» А.Х. Шеуджен и его соавторы излагают взгляд авторов другой книги — «Черкесия в XIX веке» — о том, что «нет никаких оснований утверждать, что результатом этих посольств явилось «добровольное присоединение» адыгов к России. …Историк казачества П.П. Короленко об этом писал еще в 1908 г. следующее: «…Невероятно, чтобы народ черкесский поручил своему послу готовность вступить в русское подданство. Они скорее готовы были погибнуть от врагов при защите своей свободы, чем покориться чужой воле, хотя бы и Московского царя…». Суть обращения адыгов к русскому царю изложена была более чем четко и исторически достоверно».

В тот момент истории у черкесов не было другого выбора, как искать союза и защиты у России. Россия, в свою очередь, также видела огромные преимущества в этом союзе для себя.

«Как отмечал историк С.М. Соловьев, еще с XVI века, …русские границы достигли устьев Волги через покорение Астрахани… Интересы трех больших государств — России, Турции и Персии — сталкивались на перешейке между Черным и Каспийским морями, среди …раздробленного, порозненного в вере народонаселения, части которого находились в постоянной борьбе друг с другом. И далее историк подчеркивает, что Россия, призываемая на помощь христианским народонаселением (адыги в то время были христианами), не могла позволить усилиться здесь магометанскому влиянию, особенно турецкому.

С этой точки зрения, особый практический интерес для Руси имело укрепление контактов с горскими народами, в первую очередь, с самым многочисленным этносом Северного Кавказа — адыгами. …Адыгские посольства 50-х гг. XVI в. в Москву несомненно открывали новый этап в истории адыгов — этап сближения с Русским государством»1 и народом, выгодный для обеих сторон. Тем не менее, призыв черкесских посольств к русскому правительству о сотрудничестве ни в коей мере не предполагал немедленного включения Черкесии в состав России в той или иной форме.