Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Тем временем татары, прогнавшие Сункура и насытившиеся грабежом в предместьях Химса, повернули обратно, беспечные и уверенные в разгроме мамлюков. На поле битвы они не нашли никого, вся равнина была усеяна трупами их собратьев. Это зрелище шокировало их. В это время за холмом, на котором во время битвы располагалась султанская ставка, стояли, затаившись и зажав лошадям рты, черкесские гвардейцы Калауна. Их было там не более тысячи, все остальные были заняты преследованием бежавших монголов. Когда последний монгольский всадник показал коварному холму свою спину, Калаун подал знак, и черкесы внезапно обрушились на врага и после яростной сечи обратили его в дикое бегство. Это происходило уже на закате солнца, который стал в этот день действительно багряным. Победа мамлюков была полная, но сами они были крайне истощены. Своей победой мамлюки во многом были обязаны героическому поступку эмира Оздемира. Монголы понесли страшные потери; причем, значительная их часть погибла во время бегства, а не во время самой битвы. Достигнув берега Евфрата, остатки их укрылись в зарослях тростника. Заросли эти мамлюки подожгли, и множество беглецов погибло от огня и дыма.

День битвы при Химсе стал днем славы черкесских мамлюков и их предводителя Оздемира. Султан Калаун оправдал почетное прозвище ал-Малик ал-Мансур («Победоносный король»). На примере этой битвы мы видим, как по-разному вели себя мамлюки: одни шли на сговор с врагом, как Сункур, а другие без тени колебания жертвовали своей жизнью ради общей победы, как Оздемир и его воины. Кипчаки дважды предали кавказцев в войне с монголами: первый раз на Кавказе в битве с передовыми туменами Чингиз-хана, и второй раз — в битве у Химса.

По возвращении в Каир, султана Калауна ожидали посольства германского императора, Генуэзской республики и греческого императора из Константинополя. «Германский император прислал щедрые подарки из редких мехов норки и соболя, алые одежды, желтый шелк и венецианские ткани. Генуэзцы прислали шелка, охотничьих соколов и «собаку величиной со льва». Византийский император прислал много шелка и ковров. Несколько дней спустя, послы из Йемена привезли королевский подарок из тринадцати евнухов, десяти лошадей, слона, носорога, восьми попугаев, трех огромных кусков янтаря, семидесяти верблюдов, груженных специями и большим количеством сундуков с тканями.

Подобные послания из дорогих подарков, постоянно приходившие от императоров и королей, подтверждает, что мамлюкская империя была одним из великих государств мира, чью дружбу искали самые могущественные монархи».

«Интересно замечание Маркизи по поводу поощрения торговли: в 1288 г. специальные бланки были разосланы из Каира известным купцам в Йемене, Синде (Sind),

Индии и Китае. Эти бланки должны были быть заполнены купцами перед отправлением из своей страны и предъявлены при въезде на территорию Египта вместе с товаром».

Сэр Джон Глабб писал: «Достаточно сказать, что мамлюкская империя достигла апогея своего величия во времена деспотического правления Бенбарса Буидукдари, Калауна аль-Алфи и Аль-Насира Мухаммада. Более того, именно при этих автократах империя была богатой и процветающей страной, и простой народ был счастлив»2.

«Этот мамлюкский султан,— пишет С.Хотко,— прославился не только военными успехами и полнейшим разгромом всех врагов султаната. Он уделял много внимания строительству: при нем были расширены и укреплены цитадели Алеппо, Дамаска и Баальбека. В Каире он построил великолепный госпиталь (1284 г.), который имел просторные палаты для различных больных, аптеку, ванные, лаборатории, кухню и множество кладовых. Имелся и специальный лекторский зал, где обучался персонал госпиталя. Лечили лихорадку, дизентерию, глазные болезни. Госпиталь имел свои земли, которые приносили ему доход в миллион дирхемов ежегодно. Калаун покровительствовал искусствам и наукам». В 1284—1285 гг. он построил в Каире чудесное здание, состоящее из трех частей: мавзолея, госпиталя и университета.

Один из мамлюков Калауна, «Бибарс ал-Мансури увлекся историей и оставил нам описание правления своего патрона и событий конца XIII — нач. XIV веков. Это, пожалуй, единственный мамлюкский хронист, который сам участвовал в походах и битвах». Разбив монголов, Калаун продолжил борьбу с крестоносцами. «В мае 1285 г. пала цитадель госпитальеров Маркаб, а в апреле 1289 г. мамлюки штурмом завладели Триполи». Султан Калаун умер от лихорадки 10 ноября 1290 г. в возрасте 70 лет в самый разгар приготовлений к походу «против Акки, цитадель которой обладала самыми мощными укреплениями среди крепостей Ближнего Востока…».