Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

23 января 1294 г., в то время как Китбуга ехал в цитадель на заседание мамлюкского совета, кто-то предупредил его о заговоре против него в зале дворца. Китбуга развернулся и умчался прочь. Он вскоре вернулся со своими сторонниками и осадил крепость. «После семи дней осады люди вдовы Калауна открыли ворота, через которые тотчас ворвались осаждавшие и убили Шужея. Так завершилась борьба между Китбугой и Шужеем. Китбуга некоторое время правил как диктатор…». В этой борьбе кипчаки были всецело верны монгольским эмирам.


 

Султан Китбуга

Китбуга провозгласил себя султаном в декабре 1294 г. «За время своего правления он привлек в Египет большое число монголов. Так, в 1296 г. он принял целое племя Увайрат, бежавшее от Газан-хана. К этому времени, вероятно, относится и появление в Каире целого татарского квартала… Возникла опасность… засилья татар в мамлюкской армии… Кипчаки попали под влияние татар и в этот период не проводили самостоятельной политики…

Лидер кипчакских мамлюков Сункур ал-Ашкар изменил делу мамлюков и предался Менгу-Тимуру. Его примеру последовал и эмир Кипчак, уйдя со своими мамлюками к Газан-хану и помогая ему в сирийской кампании.

Татарам противостояли, фактически, одни только черкесы, которые выдвинулись из своей среды в бахритекий период таких влиятельных эмиров, как Шужей, Бибарс Джашангир, Баштак, Ладжин, Таза и, конечно же, Баркук, начинавший свое правление в султанате в качестве диктатора».


Султан Ал-Мансур Ладжин

Ал-Мансур Ладжин сидел теперь в кресле султана в лагере Аль-Ауджа. Эмиры принесли ему присягу верности, но при двух условиях, что: 1) он будет продол жать держать с ними совет как с равными, и 2) он не отдаст власть в руки своих личных мамлюков. Они особенно опасались Менгу-Тимура, который имел огромное влияние на своего господина. Султан Ладжин принял эти условия.

Ладжин был мамлюком султана ал-Мансура Али, сына Айбека. Эмир Калаун выкупил его, когда Кутуз сверг несовершеннолетнего султана. Ладжин стал пажем Калауна по прозвищу «красноголовый». Позже, когда он стал эмиром и губернатором Дамаска при Калауне, он слыл идеальным правителем и завоевал симпатии своего народа.

«Ладжин имеет неясное этническое происхождение. Описание его внешности вполне соотносится с черкесским типом, а тот факт, что он имел безоговорочную поддержку со стороны бурджитов, склоняет нас к мысли о его кавказской принадлежности». Более того, он был подданым Бейбарса.

2 декабря 1292 г. Ладжин был одним из шести эмиров, которых султан Халил приказал задушить в своем присутствии. Другим из них был Сункур ал-Ашкар. Когда пятеро эмиров были задушены, наступила очередь Ладжина. В момент, когда у него затягивалась тетива на шее, она каким-то образом лопнула, и Ладжин упал к ногам султана. «Эмир Байдар, наместник Египта, и другие присутствующие стали просить султана о помиловании. Халил согласился с их просьбой, вероятно, надеясь на то, что Ладжин не придет в себя. Его утащили прочь почти мертвого, но он выжили отомстил». В конечном итоге Байдар, Ладжин и несколько других эмиров убили султана Халила.

Услышав, что султан убит, эмир Китбуга с двумя тысячами всадников настиг Байдара и убил его. Ладжин, однако, опять смог уйти и скрылся в Каире.

Китбуга простил его и сделал наместником Египта. Но эта должность не удовлетворила Ладжина, и он «стал плести нить нового заговора. 26 августа 1296 г. заговорщики атаковали загородный лагерь Китбуги, но тому удалось ускакать с четырьмя телохранителями в направлении Дамаска».

8 декабря 1296 г. Ладжин поселился в цитадели. В тот день цены на все продукты резко упали. Эмир Кара ал-Мансури был назначен наместником Египта, а Канджак ал-Мансури — наместником Дамаска. Китбуга стал губернатором Солхада. Вскоре Ладжин простил все задолженности по налогам и запретил чиновникам вымогать у населения деньги. Он выпустил кое-каких эмиров из тюрьмы, среди них — Бейбарса Джашангира и Менгу-Тимура, и одарил их почетными одеждами. Халифу Хакиму он назначил приличное содержание и предоставил ему дом в городе. Ом выделил двадцать тысяч золотых динар на ремонт мечети Ибн Тулупа.