Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Он планировал большой передел земли в империи. Он даже дважды заседал в суде для удовлетворения жалоб. Он был благочестивым человеком, мягко разговаривал с людьми и постился два месяца вместо одного. В декабре 1297 г. Ладжин увиделся с Аль-Насиром Мухаммадом, мальчиком-султаном, которого Китбуга низверг с престола. Ладжин сказал ему, что он мамлюк его отца, Калауна, и что он будет занимать трон только до тех пор, пока Мухаммад не станет достаточно взрослым, чтобы управлять самостоятельно.

Народ ценил добрые дела своего нового султана и молил бога, чтобы тот послал ему свое благословение. Посланцы из Египта связались с эмирами в Сирии и убеждали их скорее присоединиться к новому султану.

Вскоре, однако, Ладжин нарушил свое обещание и сделал Менгу-Тимура наместником Египта. Разочарованные эмиры напомнили ему о его клятве.

Ладжин был раздражен протестующими эмирами и стал отправлять их на дальние аванпосты. Эмира Кара Сункура, наместника Египта, он бросил в тюрьму.

Однажды Ладжин получил травму, играя в поло. Менгу-Тимур, через своего друга, намекнул Ладжину, что он дожен быть назначен наследником престола.

Через несколько дней эмир Байсари пришел проведать больного султана. Он был близким другом Ладжина и первым признал его в качестве султана. Поговорив со своим старым другом, он спросил его, что тот думает по поводу назначения Менгу-Тимура наследником престола. Байсари вышел из себя. «Менгу-Тимур не годится даже в солдаты, а ты сделал его наместником Египта»,— сказал он прямо. Вскоре после этого Байсари ужинал у Ладжина. Когда после ужина он покидал дворец, его арестовали и бросили в тюрьму. Позже ему и его жене предоставили комфортабельное жилье, где он и прожил до своей смерти.

Тем временем Ладжин превращался в религиозного затворника, проводя все свои дни в молитвах и в посту, а Менгу-Тимур все более и более действовал как султан. Эмиры теряли терпение. Они решили покончить с ним, а заодно и с Ладжином, который дал ему столько власти.

С.Хотко пишет: «В 1299 г., посланный в Сирию для отражения ожидавшегося монгольского вторжения, главнокомандующий мамлюкской армией эмир Кипчак бежал в Персию к Газан-хану вместе с 500 своими всадниками. Он был благосклонно принят монгольским ханом, которому пришлись по душе слова изменника о слабости мамлюков и их внутренних распрях. Кипчак хотел стать правителем Сирии, и ему было безразлично, под чьим суверенитетом она будет находиться.

В один из декабрьских вечеров 1298 г. султан Ладжин… коротал время игрой в шахматы с главным кадием. Внезапно… ворвался большой отряд мамлюков во главе с эмиром Курджи. Начальник караула эмир Ногай также был на стороне заговорщиков. Ладжин боролся до последнего…», но был зарублен нападающими.

«Вскоре, после убийства Ладжина, в Каир вернулась экспедиционная армия из Киликии во главе с эмиром Бекташем ал-Фахри. Он расправился с лидерами заговорщиков, но сам отказался от участия в дворцовых делах. Старый воин был чужд политики, и в результате власть поделили между собой два эмира: Сллар. лидер бахритов, и Бибарс Джашангир, предводитель бурджитов. А на престоле во второй раз был возведен малолетний аль-Насир Мухаммад. Он «правил» на этот раз десять лет (1299—1309 гг.). Будучи еще очень юн, Мухаммад являлся простой марионеткой в руках всесильных временщиков Салара и Бнбарсл…

Весной 1299 г. стало известно о готовящемся вторжении иранских монголов. Часть мамлюков во главе с черкесским эмиром Акушем по прозвищу «лев-убийца» выступила из Каира в Дамаск. …В сентябре мамлюкская армия во главе с эмирами Саларом и Бибарсом и 15-летним султаном аль-Насиром двинулась в Сирию.