Рейтинг@Mail.ru

М. В. Агбунов Античная лоция Черного моря

М. В. Агбунов Античная лоция Черного моря 2018-04-05T12:24:41+00:00

Ознакомившись с положением в крепости Фасис, Арриан поплыл дальше. В кратком перипле он сообщает: «Отправившись от Фасиса, мы миновали судоходную реку Хариент (Приятную), расстояние между ними девяносто стадиев; от Хариента проплыв еще 90 стадиев, въехали мы в реку Хоб, где и стали на якоре. А почему мы остановились и что здесь сделали, это объяснит тебе латинское письмо» (§ 13). Чем же занимался в устье Хоба правитель Каппадокии? На этот счет существуют различные предположения. Одни исследователи полагали, что Арриан предпринял строительство нового укрепления, и связывали его с упоминаемым в этом районе Клавдием Птолемеем городом Неаполисом, другие предполагали, что он занялся организацией добычи золота. Второе предположение представляется более вероятным. Ведь строительство нового укрепления трудно было удержать в секрете. Да и особой необходимости в этом не было. О таком мероприятии вполне можно было написать в официальном отчете императору и не посылать специального сообщения. Другое дело — разработка месторождения золота. Такие сведения действительно следует держать в тайне, которая известна лишь узкому кругу лиц. А этот край издавна славился обилием золота. Страбон, например, описывая местные племена, сообщает, что «у них потоки сносят золото и что варвары собирают его при помощи просверленных корыт и косматых шкур» (XI, 2,19). И энергичный, деятельный Арриан вполне мог организовать здесь добычу золота, так необходимого римской казне.

После Хоба наш мореплаватель указывает реки: Сингам, Тарсур, Гипп, Астелеф и затем сообщает: «Миновав Астелеф, мы раньше полудня прибыли в Себастополис, двинувшись от Хоба, в ста двадцати стадиях от Астелефа. Поэтому мы в тот же день успели выдать жалованье солдатам, осмотреть коней, оружие, прыгание всадников на конях, больных и хлебные запасы, обойти стену и ров. От Хоба до Себастополиса шестьсот тридцать стадиев, а от Трапезунта до Себастополиса две тысячи двести шестьдесят. Себастополис прежде назывался Диоскуриадой, колония Милета» (§ 14).

Итак, Диоскуриада — Себастополис. Этот известный древнегреческий город упоминается многими античными авторами. В их кратких, но весьма содержательных отрывках содержатся ценные сведения как о самом центре, так и о местных племенах. Страбон, например, сообщает следующее: «Так как Диоскуриада лежит в таком заливе и занимает самый восточный пункт всего моря, то она называется уголком Эвксина и пределом плавания… Эта же самая Диоскуриада служит и началом перешейка между Каспийским морем и Понтом и общим торговым центром для народов, живущих выше ее и вблизи. Сюда сходятся, говорят, семьдесят народностей, а по словам других писателей, нисколько не заботящихся об истине,— даже триста; все они говорят на разных языках, так как живут разбросанно, не вступая между собою в сношения вследствие самолюбия и дикости. Большая часть их принадлежит к сарматскому племени, и все они называются кавказцами. Вот что можно сказать о Диоскуриаде» (XI, 1, 16).

Город был назван в честь братьев Диоскуров — Кастора и Поллукса. Их культ, как известно, был широко популярен в Милете и соответственно во многих городах, которые были им основаны. Диоскуры олицетворяли в представлении древних греков смену света и тьмы, дня и ночи, понятия жизни и смерти, мира и войны. В соответствии с этими представлениями братья наделены таким из главных атрибутов, как утренняя и вечерняя звезда, и поэтому при их изображении обычно лицо Кастора поднято к небу, солнцу, а лицо Поллукса опущено к земле.