Рейтинг@Mail.ru

М. В. Агбунов Античная лоция Черного моря

М. В. Агбунов Античная лоция Черного моря 2018-04-05T12:24:41+00:00

Вывод вообще-то правильный, но сформулирован не совсем точно. Ведь современные берега стали подвергаться абразии в значительной степени благодаря повышению уровня моря.

Какова же полоса берега, уничтоженная морем? Ю. Н. Воронов определил «ширину полосы, занятой морем примерно за 1,5 тыс. лет, в 70—90 м» (с. 19). Несколькими страницами далее он распространяет практически те же цифры уже на больший период времени: «Ширина полосы, отнятой за последние 2 тыс. лет морским прибоем у суши, не превышает 100 м» (с. 25). Но ведь Диоскуриада была основана более 2,5 тыс. лет назад, и нам нужны подсчеты именно за этот период. Получить точную цифру в настоящее время невозможно. Учитывая имеющиеся данные о скорости абразии за различные отрезки времени, а также неравномерность этого процесса, надо полагать, что со дня основания Диоскуриады море уничтожило прибрежную часть города шириной до 200 м: гавань, портовые сооружения, складские помещения и прилегающие к порту жилые кварталы. Прибрежная территория представляла собой низменную песчаную террасу, которая появилась в результате фанагорийской регрессии.

Со временем в результате трансгрессии море постепенно затопило низменную террасу, а усилившаяся абразия разрушила прибрежную часть города, которая, как совершенно справедливо отмечает Ю. Н. Воронов, погибла полностью и безвозвратно. Море метр за метром жадно захватывало ее, а неутомимые волны безжалостно перемалывали все, что поглощала стихия: остатки стен, фундаменты, амфоры, чернолаковую посуду, предметы быта, украшения и т. д. Спасти можно лишь те памятники древности, которые пролежали в воде лишь короткое время, как это случилось с известной сухумской стелой. Она была найдена в 6 м от уреза воды на глубине 2 м, т. е. море вырвало ее из обрыва берега совсем недавно. Этим и объясняется ее прекрасная сохранность. И эта стела никак не может служить доказательством того, что на дне Сухумской бухты сохранились какие-то реальные остатки античного города. Их уже нет как таковых. Даже от крупных блоков в лучшем случае остались лишь небольшие камни или галька.

А возвышающиеся на дне морском, поросшие водорос-лями башни и стены, развалины домов и храмов, протянувшиеся улицы и раскинувшиеся площади существуют лишь в богатом воображении людей, не понимающих, что такие чудеса невозможны. Это — красивая легенда о подводном городе. Между тем поиски затопленной Диоскуриады нет-нет да возобновляются. Одну из таких экспедиций можно было видеть в Сухумской бухте летом 1985 г. На этот раз попытать счастья решили аквалангисты из далекой Казани. Они так рьяно спешили найти наконец подводный город, что забывали даже об элементарных правилах техники безопасности. Достаточно сказать, что не был выставлен сигнал о проведении подводных работ, предписывающий всем плавсредствам обходить этот район стороной. И над головами аквалангистов постоянно проносились моторные лодки и катера, подвергая опасности жизнь тех, кто безуспешно пытался сделать удивительное открытие.

Невольно возникает вопрос, кому нужны такие самодеятельные экспедиции? Ведь подводная археология не развлечение, не способ получить возможность поплавать с аквалангом в голубых просторах Черного моря. Это прежде всего серьезная, тяжелая и напряженная работа. И заниматься ею должны, разумеется, специалисты. А хорошо подготовленные аквалангисты-любители могут и часто принимают участие в научных исследованиях, оказывая немалую помощь ученым.

Из сказанного ясно, что обычные визуальные обследования дна Сухумской бухты с помощью аквалангистов не дадут практически никаких результатов. Так же бесполезно применение металлических щупов. Здесь необходимы гидролокационные изыскания, которые могут помочь точно определить береговую линию античного времени, местоположение гавани, портовых сооружений и других объектов.