Рейтинг@Mail.ru

Малесник В.В. История в семейных фотоальбомах

Малесник В.В. История в семейных фотоальбомах 2018-04-05T12:23:51+00:00

Малесник В.В.Я — коренной геленджичанин, поэтому мне небезразлично все, что связано с историей родного города. С детства слышал трактовку перевода слова «геленджик» как «белая невесточка». Но мои лингвистические изыскания позволяют предложить и другое толкование.

Как яркие картинки из детства вспоминаются алые поляны мака-самосейки, раскинувшиеся на пустырях. Скорее всего, несколько веков назад этого дикорастущего цветка здесь было еще больше. Памятны старожилам и юркие ласки, куницы, во множестве обитавшие на нашем побережье. Каково же было мое удивление, когда в «Самоучителе турецкого языка» (М., Высш. шк., 2001 г.) я увидел перевод слова «гелИнджик» (с ударением на втором слоге) в одном значении как «мак самосейка», в другом — как «ласка, куница»

Давайте совершим экскурс в историю и представим, что могли увидеть со своих фелюг турецкие мореплаватели. Безлюдный берег летом вполне мог быть усеян алеющими маками, турецкое название которых и закрепилось за этим местом. Думаю, что таким образом это слово попало на турецкие средневековые мореходные карты и лоции. Да и современные турки называют наш город не иначе как «Гелинджик», с ударением на первом «и». Так написано название города и на сувенирной продукции, изготовленной фирмой «Кальонсу».

Конечно же, все вышесказанное — всего лишь версия происхождения названия, возможно, предмет научных исследований для историков и . лингвистов. Но, я думаю, она имеет право на опубликование.

 

 

 

Мыс Чуговкопаз – история топонима

Мыс Чуговкопаз – история топонима


На этом прекрасном видовом фотографическом снимке – вид южного мыса Вуланской бухты и местности, на которой впоследствии выросло селение Вуланское, нынешняя Архипо-Осиповка.

Снимок сделан с Северного мыса Вуланской бухты в самом начале ХХ века, предположительно в 1908-1910 году. Поражает полноводность реки Вулан в месте её впадения в Черное море. Слева хорошо видна 2-х мачтовая торговая шхуна. Со времен турок-осман, владевших побережьем Черного моря с XV поXIX век, устья рек Пшада и Вулан использовались как бухты для укрытия от штормов при южном ветре, а также для разгрузки и погрузки товаров, в основном соли, поставляемых в обмен на черкесские товары.

По мнению автора, название мыса Чуговкопаз произошло от морского ориентира – мыса вблизи Чай Гюйа Корфез, то есть «река будто залив» — имеются в виду устья двух рек, удобных для стоянки (реки Вулан и Пшада). Исторически сложилось, что гидроним превратился в топоним, то есть в название мыса вблизи удобных стоянок парусных судов. Мыс служил ориентиром мореплавателям при подходе к заливу в устье рек.

Снимок прекрасно демонстрирует связь названия мыса Чуговкопаз с местностью нашего района. Есть снимки с видом на с. Криница, где река так же хорошо служила для входа в тихую, защищенную от морского наката якорную стоянку. Сам же топоним «чайгюйакорфез» является примером порой совершенно неожиданной трактовки топонима, дошедшего до наших дней.

P.S. Сейчас читателю трудно себе представить, чтоXVII-XIX вв. по рекам Пшада и Вулан производился лесосплав ценных пород деревьев: бука, дуба, каштана, чинары и прочих. Складывались эти стволы на берегу устьев рек поближе к морю, а затем отправлялись в порты Османской империи. О лесосплаве по реке Вулан упомянуто в книге «Курорты Азово-Черноморского края» 1937 года издания и в ряде других источников.