Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Старожилы-бжедухи приняли вновь прибывших на Кубанскую границу черноморских казаков с миром и радушием, и на первых порах, покуда казаки окрепли на новом своем жительстве и устроились, черкесы снабжали их хлебом и жизненными продуктами, как-то: медом, маслом, сыром, яйцами, а также скотом, птицей, мясом битых диких свиней, которых черкесы сами не ели, по дружбе же отдавали русским, а так как на правой стороне Кубани, в глубь Черномории, лесов и тогда не было, то для постройки жилищ в этом крае горцы давали черноморцам еще и лес; кроме этого, казаки приобретали у соседей своих, горцев: бурки, крайне необходимые им и удобные при верховой конной службе на кордонной линии, а также пригодились казакам на первый раз и многие предметы горских кустарных изделий; даже в оружии добрые- соседи не отказывали.

Взамен всего этого черноморцы давали черкесам соль из войсковых соляных озер, в которой наши соседи имели весьма крайнюю нужду.

25 января 1794 года начальные люди бжедухов съехались в селение князя Батыр-Гирей Аджиева, находившееся на левой стороне Кубани, против Екатеринодара, для совещаний о разных предметах пограничной жизни с русскими, куда приглашали на совет и старшин войска Черно-морского. Кто был на этом собрании из черноморцев и какие были результаты этого совета, документальных сведений не имеется.

Известно только, что там находился войсковой переводчик Шарап, знавший хорошо черкесский язык; со стороны же горцев были на собрании султан Мурат Мусаткиреев, имевший жительство за Кубанью в ауле Сарси. Этот султан, как значится в переписке, командовал всеми бжёдухами, и другой султан Марсут-Кирей Ислам Гиреев, проживавший в селении Шостинхабли; вместе с султанами были еще 4 бжедухских князя: Айтек, Алкас, Баток и Батыр-Гирей Аджиевы, жившие каждый в своем ауле. С султанами и князьями были еще уздени Уздемир Шеретлук, Амирз Шердеев и Бзедуев Исламов, не имевшие подвластных черкесов, а жившие в княжеских селениях. Все эти лица были хамышейского поколения. Со стороны же черченейцев-бжедухов присутствовали князья Магомет, Бечух Натохо, Бат-Мурза и три узденя—Чумах Сукур, Чумах Винтоко, Умлягах Дчилит .

Я сказал уже выше, что предмет совещания горских старшин неизвестен, но его можно отчасти восстановить по имеющимся официальным данным. Предстояло разрешить капитальный вопрос о русском подданстве бжедухов а с ними — и других горцев, живших вблизи Кубанской границы и желавших иметь право жительства и на правой стороне Кубани.

Так как Черноморское кошевое управление не могло принять само этого предложения горцев, то они через кошевого атамана Чепегу испросили разрешение у Таврического губернатора на отправление посольства к русскому императорскому Двору.

По уполномочию закубанских владельцев бжедухские князья Батыр-Гирей, Девлет-Гирей, Могукоров, султан Али Шеретлу-оглу Шостонани и другие почетные лица в том же году отправились через Симферополь в Петербург и там подали прошение на Высочайшее имя о принятии их с подвластными им черкесами в подданство России, мотивируя свою просьбу тем, что они в прежнее время были в зависимости у татар, а так как крымские ханы со всеми кубанскими народами поступили под русскую державу, то и они, черкесы, считают себя более принадлежащими России. чем Турции, хотя турецкий султан и присваивает себе власть над всеми закубанскими народами.

Такое ходатайство горских депутатов, однако, было отклонено под благовидным предлогом.

На докладе об этом графа Платона Александровича Зубова императрица Екатерина II, соглашаясь с мнением графа, положила резолюцию, что удовлетворение желания князей бжедухских и натухайских вступить в русское подданство с подвластными им черкесами завел бы русский Двор в неприятные отношения и хлопоты с Портой Оттоманской, подав ей причину укорять русское правительство в нарушении заключенного с Турцией трактата, а потому нужно отклонить их от этого шага, обнадежив тех князей в монаршем к ним благоволении и расположении.