Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

В Петербурге, однако, иначе взглянули на этот вопрос. Там верили в искреннюю преданность России Явбук-бея и, не принимая его в русское подданство, считали возможным дать убежище на русской земле. В последовавшем по этому поводу Высочайшем повелении позволялось закубанским выходцам занять незаселенные места на войсковой территории черноморских казаков по выбору самого Явбук-бея. 15 мая Явбук-бей был уже на нашей стороне со своими бжедухами в числе 1486 душ и для поселения избрал удобное место за три версты от Кубани.

Много было хлопот черноморскому войсковому начальству с этими иностранцами. Люди эти были бедны и голодны; нужно было их кормить, покуда они кое-как устроятся и соберутся со средствами для своего продовольствия и вот волей-неволей войсковое правительство израсходовало на продовольствие покровительствуемых Высочайшей властью горцев 7473 руб. 75 коп. — сумму по тому времени большую.

Такое великодушие императора Павла Петровича породило немало хлопот. По Ясскому трактату, закубанские горцы считались под властью турецкого султана. Ввиду этого анапский паша возбудил переписку о нарушении Россией мирного договора с Турцией принятием в русские пределы черкесов. Сообщив об этом Высокой Порте, паша требовал от черноморского войскового атамана возвратить за Кубань изменника Явбук-бея с его народом.

Угрозы ли паши по адресу бжедухов и страх жестокой мести закубанских горцев удручающе подействовали на Явбук-бея, или же русская земля без гор и лесов отталкивали его обратно на родину, только этот родовитый азиатец недолго пользовался гостеприимством и покровительством русских. 30 сентября, изменив двум государям, Явбук-бей, пользуясь темнотой ночи, взял с собой 102 человека приближенных горцев и секретно, прибрежными зарослями, между кордонными пикетами перебрался за Кубань. Там он обратился к анапскому паше с жалобой, что будто бы черноморские казаки насильно переселили его с подвластным ему народом на русскую землю, против какового насилия просил у паши защиты и содействия в возвращении из Черномории за Кубань удерживаемых черноморцами бжедухов.

Паша поверил словам изменника и настоятельно потребовал от атамана Котляревского находившихся на русской стороне черкесов. Сам же Явбук- бей прислал этому атаману письмо с угрозой, что если он Добровольно не отпустит его людей, то он, бей, разделается сам оружием с черноморцами, составляющими кордонную стражу на Кубанской границе.

Конечно, Котляревский не испугался этой угрозы и черкесов за Кубань не удалял. Разъяснив анапскому паше всю гнусность поступка бжедухского князя, добровольно передавшегося под покровительство России, он обо всем этом донес прямо от себя государю и на это донесение получил Высочайший рескрипт, писанный 3 ноября, которым повелевалось не препятствовать переходу бжедухов обратно с нашей стороны за Кубань, если они того пожелают, и тем избегнуть хлопот с Оттоманской Портой, считающей добровольный выход черкесов на нашу сторону нарушением существующего мирного договора между Турцией и Россией; что же касается до самого изменника Явбук-бея, то за переход его обратно в свою сторону государь не клал гнева на атамана Котляревского, объясняя коварный поступок этого князя тем, что он поселился очень близко к Кубани и его влекло желание вновь возвратиться на родину.

Но еще до получения этого рескрипта Явбук-бей 6 января 1798 года, собрав до 6000 горцев, приблизился к Кубани, перешел по льду на нашу сторону и начал забирать своих черкесов, которые при этом взбунтовались и вступили в сражение с нашей кордонной стражей, препятствовавшей их уходу за Кубань, причем были убиты сотенный есаул Багрей, 9 казаков, а ранены полковой есаул Коханюк и 6 казаков да захвачено 11 казачьих лошадей с воинским убором. Малочисленная кордонная стража не могла удержать такой большой толпы черкесов, хотя и их немало легло костьми на русской земле.