Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Впоследствии мирные бжедухи имели доступ на екатеринодарские базары и ярмарки, а были случаи, что и немирные черкесы под особым конвоем прибывали из гор для торговли как на меновые дворы, так и в Екатеринодар на ярмарки, но становились особыми таборами от бжедухов и производили торговлю под особым караулом казаков, назначавшихся военным начальством.

Для более удобных сношений с закубанскими черкесами по записке управляющего Министерством иностранцах дел в 1817 году последовало Высочайшее разрешение допускать селиться возле самого берега Кубани мирных горцев, чем и воспользовались некоторые бжедухские владельцы, из которых дворянин Дударук, отделившись с подвластными ему людьми из владений князя Алкаса, в следующем году поселился особым аулом в 30 дворов на левой стороне Кубани, вблизи г. Екатеринодара.

Некоторые черкесские владельцы, сближаясь все более и более с черноморцами, начали даже отдавать своих детей на воспитание русским, из которых впоследствии некоторые служили офицерами в наших войсках, а Пшекуй Могукоров был даже в генеральском чине. Так дружили бжедухи с черноморцами, но искренними друзьями все же никогда не были. Казавшаяся дружба происходила от временных выгод — жить в мире до первого повода к разрыву.

В 1820 году турецкие агенты возмутили закубанских горцев против русских, и они стали жестоко нападать на наши пограничные селения и хутора, жгли и разоряли их, угоняли скот, а жителей убивали и брали в плен. Малочисленная пограничная стража казаков не в силах была удержать многочисленные черкесские скопища, переправлявшиеся в скрытных местах Прикубанских плавней на нашу сторону, а особенно в темные и дождливые ночи или по льду, когда сильные морозы сковывали бурные волны Кубани; и только когда наступали оттепели и Кубань, сбросив ледяную кору, сильно бурлила, черкесские набеги становились реже, но все же продолжались.

Напрасно тогда некоторые обвиняли войскового атамана черноморских казаков Матвеева в слабости и недостатке военной распорядительности. Причиной разорения пограничных жителей наших была малочисленность Черноморского казачьего войска, не имевшего возможности поставить на кордонной линии такое число защитников, чтобы они в состоянии были во всякое время и на всяком месте отражать многие тысячи свирепых азиатцев, пользовавшихся всеми удобными случаями вторгаться в наши пределы.

Ввиду такого недостатка населения в Черномории для охранения Кубанской границы от набегов враждебных горцев по Высочайшему повелению 19 апреля 1820 года Черноморское казачье войско было впервые усилено переселением в Черноморию 25000 душ малороссийских казаков.

В этом же году черноморцы, бывшие до сего в ведении таврического начальства, поступили под команду кавказского корпусного командира генерала Ермолова. Строгий начальник, не вникнув в положение Черноморского войска, обвинил его атамана Матвеева в допущении разорения черкесами жителей Черномории, отнял у него военную власть, оставив при гражданском управлении, а командование Черноморской кордонной линией поручил присланному в Екатеринодар генерал-майору Власову.

Этот генерал с помощью уже регулярных войск открыл ряд походов за Кубань против враждебных горцев и хотя отбил их от Кубанской границы к горам, но зато сильно ослабил Черноморию, удерживая долгие годы на Кубани всех без исключения казаков, способных носить оружие. Лишаясь долгое Время рабочих рук, казачье население, оставшееся в домах, лишь из дряхлых стариков, женщин и детей обеднело, а осиротелые семьи, лишившиеся в закубанских походах своих кормильцев, оказывались в беспомощном нищенском положении.