Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

На это прибывшие горцы заявили, что они требуемую от них присягу согласны дать, выдавать же аманатов не желают. Зная шаткость черкесской присяги, которую они дают всем и каждому, кто таковой настоятельно требует, Рашпиль не поверил искренности обещаний бжедухов и объявил о том им на том же собрании. Тогда они, выслушав речь этого генерала, ответили, что ни присяги, ни аманатов русским давать не будут, и с этим оставили собрание.

Не желай оставить такого дерзкого и вероломного отказа, Рашпиль собрал войска для открытия военных действий против бжедухских горцев. 22 ноября 1851 года переправился с отрядом черноморских казаков, намереваясь, прежде всего, разорить самый враждебный нам бжедухский аул Энем. Черкесы, узнав о предстоящей им каре, вышли навстречу отряду и почетнейшие из них заявили Рашпилю, что готовы исполнить все его требования, лишь бы только он пощадил их от разорения.

Рашпиль при-остановился, и представители энемцев дали присягу на верность России и выдали аманатов — одного из фамилии дворянина Шуманукова, а другого, как говорили, сына по- четного свободного черкеса. Ротмистр султан Сагат-Гирей на другой же день открыл обман. Оказалось, что отец другого аманата был крестьянин, недавно отпущенный на волю, да и первый по своему положению в обществе не имел никакого значения.

Узнав об этом, генерал Рашпиль двинул отряд вперед, и опять вышла к нему навстречу из аула депутация из 24 почетнейших жителей, которые, дав присягу на покорность русским, выдали аманата из самого почетного в ауле дома Доде, а через час принесли присягу и прочие жители Энема. За Энемом сдались и другие аулы бжедухов и также выдали аманатов; причем из аула Гаджегабль князь Джан- клиш Гаджемуков представил аманатом своего сына Бузаря за всю фамилию Гаджемуковых.

После этого Рашпиль распорядился проверить число жителей бжедухского народа, которого в 46 аулах оказалось по счету 8010 душ обоего пола1 2. Само собой разумеет- ся, что этот счет был приблизительный и далеко не верный. Бжедухов было больше. Одно уже исчисление народа в ауле Мармукай—мужского пола 4 души, а женского ни одной—показывает, насколько правильна была проверка бжедухского населения.

Взятая у бжедухов силой оружия присяга на верность России, как и следовало ожидать, была непрочна. Непокорные горцы со всех сторон теснили их за подданство России, а Магомет-Амин грозился «в пух и прах» разорить этих отступников от его власти. Под давлением на-двигавшихся несчастий бжедухи для спасения своей жизни и имущества стали постепенно сближаться с абадзехами, и, съехавшись в ауле Вочепши, некоторые представители обоих племен в 1853 году заключили договор: жить между собой дружно; строевого леса из черкесских владений русским не отпускать, а давать им только дровяной лес на кубанских пристанях, за который выменивать у них соль; прикидываясь мирными, разведывать на нашей стороне о положении военных дел на Кубанской границе и извещать обо всем абадзехов.

Такой договор был весьма выгодный для бжедухов. Они, имея тайные сношения с абадзехами, обеспечивали себе, с одной стороны, безопасность и не переставали оказывать русским мнимую свою покорность. Но эта коварная преданность была для нас вдвое опаснее открытой вражды, так как под видом мирных сношений с русскими изменники имели возможность узнавать о всех распоряжениях наших по кордонной линии, а все то, что узнавали полезного для враждебных черкесов, постоянно им передавали, те же не упускали случая поживиться на нашей стороне.