Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Недовольные действиями выборных должностных лиц черкесы могли жаловаться русскому начальству, которое будет давать каждой жалобе справедливое решение

Такой проект устава в 1854 году был передан на обсуждение старшин бжедухского народа, но начавшаяся с турками война помешала осуществлению этого устава.

Под влиянием наветов турецких эмиссаров закубанские горцы снова начали волноваться, вполне веря, что турецкий султан пришлет за Кубань свои войска и уничтожит посягательство русских на подчинение своей власти горских вольных народов.

В ожидании полной свободы и независимости вместе с другими и бжедухи, жившие за Кубанью, отложились от России и поступили до прихода турецких войск под защиту Магомет-Амина. Только те, которые жили на нашей стороне, подтвердили и в 1855 году присягой свою преданность русскому царю.

Волнение горцев за Кубанью продолжалось до окончания Турецкой Войны, и только тогда они убедились в ложных уверениях защиты их турецким султаном от русской власти. Сам Магомет-Амин, потеряв всякую надежду на соединение всех черкесских племен в одно федеративное государство под своей властью, в 1859 году передался русским. и бжедухи, не страшась более гнева этого грозного Гаджи и не ожидая турецкой помощи, преклонились к России н вполне подчинились русской власти.

Русское правительство, сознавая бесполезность дальнейших переговоров с преклонившимися и примирившимися черкесами, учредило за Кубанью военно-народное управление, разделив поселения мирных горцев на округа, в которых были сформированы окружные правления и суды из русских чиновных лиц и туземных старшин, причем судьями заседали туземцы, а председателями — русские офицеры.

Таким образом, была закреплена русская власть, по крайней мере, над теми черкесами, которые признавали себя подданными России; с последними же непокорными горцами продолжалась борьба до окончательного покорения Западного Кавказа.

В том же году начали прибывать в Екатеринодар со службы рядовые солдаты и унтер-офицеры из аманатов, удерживать которых в России при введении русского управления за Кубанью не представляло уже надобности. Они разоблачались из русских мундиров в национальный горский костюм и отсылались к приставу бжедухского народа для водворения их в родных аулах.

С этого времени черкесы обоих бжедухских родов — Хамышейского и Черченейского— не выходили уже из-под русской власти до окончания Кавказской войны, и только некоторые из них, увлекаемые непокорными горцами, удалились в турецкие пределы; все же остальные вошли в образованные приставства, потом округа, а далее вместе с русскими — в уезды под начальством русских офицеров, Но и тогда еще рука их не поднималась на своих собратьев, и когда граф Евдокимов теснил шапсугов к Черному морю и в 1861 году вызывал для этого бжедухских милиционеров к своему отряду, то бжедухи от этого приглашения отказались, заявив, что они против шапсугов драться не желают.

По случаю этого отказа Евдокимов велел прекратить всякое сношение русских с бжедухами по торговой и всякой другой коммерческой части, что для них было весьма неприятно и убыточно, и даже распорядился выслать за Кубань тех бжедухов, которые были на нашей стороне. Исключение было сделано только для тех князей и дворян бжедухов, которые действительно на деле доказали свою преданность русскому правительству при окончательном покорении горцев на Западном Кавказе.

Впрочем, отчуждение бжедухов от русских недолго продолжалось. Тот же граф отменил свое распоряжение, и бжедухи по-прежнему начали появляться со своими товарами на базарах и ярмарках г. Екатеринодара.

С выходом некоторых непокорных бжедухов с прочими горскими племенами в Турцию остальные черкесы как бжедухи, так и прочие примирились навсегда со своим положением и под крепкой русской державой спокойно живут и до сих пор в своих аулах между станицами закубанских поселенцев-казаков, пользуясь поземельным довольствием и прочими удобствами наравне с русскими, и только немногие, оставшиеся в живых старики, вспоминают прежнюю жизнь черкесов за Кубанью и долгую-долгую кровопролитную войну горских племен за свою независимость.