Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Но еще в начале 1858 года для России характерны нового рода отношения к кавказским горцам: не покоряя их более исключительно силой оружия, но принимая от них добровольное изъявление покорности и клятву на подданство, Россия вместе с тем берет на себя полную ответственность за дальнейшую их судьбу. Мы должны вести их к нравственному совершенству. должны развить между ними общественную жизнь и, обезопасив личную независимость каждого, привести эти племена к убеждению, что оружие, с которым они теперь не расстаются для личной своей безопасности, более им не нужно; что закон, равно обязательный для всех членов общества, есть лучший страж общего спокойствия и что под сенью его опокойно можно предаться разработке естественных богатств страны, ими населенной, которая, по разнообразию своих произведений, может, по справедливости, назваться одним из лучших уголков нашей обширной России.

Прежде всего необходимо, чтобы местные власти наши, с которыми будут в сношениях покоряющиеся племена, действовали вполне добровольно и сумели бы заслужить уважение и любовь горцев. Доброта характера, столь свойственная русскому, служит ручательством, что новые наши соотечественники не будут раскаиваться в своей решимости покориться нам в то время, когда мы с оружием в руках едва подошли только к пределам их области и когда они могли бы дорого продать свою независимость. Во все время долгого нашего пребывания на Кавказе никто из наших правительственных органов не опозорил имени русского бесчеловечным и варварским поступком с горцами. Для нас дики и непонятны поступки французов в Алжире.

Начальники арабских управлений не только по собственному своему произволу расстреливают арабов, но из корыстных целей унижаются даже до убийств на больших дорогах. Для того чтобы иметь случай усмирить восставших арабов и получить награду, там систематически высокомерным обращением и жестокими мерами приготовляются восстания, без которых не было бы возможности произвести экспедицию. Повторяем, что это нам не понятно; но тем не менее подобные поступки, хотя и не свойственные народному нашему характеру, во всяком случае должны быть приняты в соображение при назначении наших чиновников во вновь покорившиеся и покоренные кавказские горные общества.

Чем мельче должность чиновника, тем ближе он к народу, тем, стало быть, щекотливее его положение и тем больше должно требовать от его нравственности; теперь в руках главных наших начальников должен быть не только меч воина, но и весы правосудия Соображения воина должны подчиниться соображениям администратора.

Нам кажется, что в настоящее время будет далеко не лишним представить краткий очерк быта закубанских народов и прошлой их истории. Постараемся же исполнить это по мере наших сил и возможностей; вместе с тем считаем необходимым сделать предварительно топографический очерк Закубанского края.

Все пространство земель, входящих в состав Правого крыла Кавказской линии, разделяется Главным Кавказским хребтом на две части: северо-восточную, или собственно Закубанский край, и юго-западную, прибрежную часть, земли которой до последней войны подчинялись Управлению Черноморской береговой линии. Кавказский хребет, разграничивая собою эти две названные части, наполняет их своими отрогами и образует в них более или менее горные пространства.

Кавказский хребет начинается в углу между Черным морем и левым рукавом устья Кубани, образуясь из соединения двух горных отрогов: северный отрог Шедиз начинается у берега Черного моря, в 7 верстах к северу от Анапы, а южный — по другую сторону Анапы, в расстоянии от нее одной версты. Оба эти отрога, соединяясь между собою у горы Пчеволез, дают начало Главному Кавказскому хребту, который и направляется отсюда в юго-восточном направлении к верховьям Кубани. По мере удаления к юго-востоку хребет все более возвышается и принимает суровый вид, а у истоков р. Пчеды, левого притока Белой, вытекающего из отлогостей горы Оштен (в 300 верстах от Черного моря), хребет достигает снеговых вершин.