Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Тохтамышевские ногайцы живут по левому берегу Кубани, между укреплениями Хумаринское и Усть-Джегутинское, против Баталпашинского участка Кубанской кордонной линии. Важнейшие фамилии между ними: Султанская, Тугановы, Карамурзины и Ахловы.

Мансуровские поселяне — по Кубани и обеим сторонам Малого Зеленчука. Важнейшие княжеские фамилии, власть которых очень упала, суть князья: Мансуровы, Ураковы. Бадраковы, Саингеревы.

Карамурзинские и кипчакские ногайцы поселены вместе по левому берегу Кубани между станицами Ставропольской линейной бригады Барсуковской и Николаевской. Важнейшие фамилии между первыми — Карамурзины и Тулотовы, а между вторыми — Султанская, Алчагировы и Абуловы.

Наурузовские ногайцы занимают левый берег Кубани между станицами Убежинской и Тифлисской, против Прочноокопского и Усть-Лабинского участков Кубанской кордонной линии. Их считают до 5500 душ обоего пола, живущих в 775 дворах. Наурузовские ногайцы весьма воинственны, превосходно знают Закубанский край и дают лучших вожаков нашим колоннам. Высшие классы — отличные наездники. Важнейшие фамилии суть: Султановы, Довлищеевы, Бибердовы, Беймурзины, Джетиш-Куловы, Каплэн-Нечевы и Урусовы.

Ногайцы прежде вели с нами войну, и многие из них в 1822 году при общем восстании Кабарды ушли за Лабу, но в 1823 году обратно были поселены по Кубани на нынешних их землях; за Белой только остался небольшой ногайский аул, важный для нас тем, что сношения с ним Прикубанских ногайцев способствуют изучению ими края и образовывают вследствие этого много хороших вожаков.

За исключением названных нами ногайских племен татарского происхождения, в пределах Правого крыла, занимая верховья Кубани, живут карачаевцы, народ татарского же происхождения. Покорные с 1822 года, карачаевцы преграждают всякое сообщение между закубанскими и чеченскими племенами. Живут они в трех больших ау-лах, имеют в 1500 дворах до 7380 душ обоего пола; управляются старшинами по адату, а частью подчиняются постановлениям шариата.

Как ногайцы, так и карачаевцы, покорные нашему правительству, управляются нашими приставами. Приставства Тохтамышевское и Карачаевское, подчинены начальнику Верхнекубанского округа; приставства закубанских ногайцев и Нижнеприкубанское подчинены начальнику Лабинского округа.

К покорным племенам Правого крыла Кавказской линии надо причислить еще армян христианского вероисповедания. В прежнее время, ведя торговлю в горах, они были рассеяны по разным горским племенам; генерал Засс собрал их всех вместе и поселил одним большим аулом Гяур-Хабль против Прочноокопской станицы на левом берегу Кубани. Всех армян считают до 5000 душ обоего пола. Ведя торговлю, они хорошо знают горы и Закубанье и доставляют нам прекрасных лазутчиков и вожаков, выставляют также милицию и, сверх того, иногда с разрешения начальника Линии собирают партии для набегов на непокорные племена, причем нередко отбивают большие табуны и стада. Находясь долгое время между обитателями гор, армяне закубанские приобрели многие черкесские обычаи, сохраняя по всей его силе промышленный дух, свойственный их племени и отличающий их и доныне.

Черкесы

Все (прочие народы, населяющие описанный нами край, принадлежат к племени черкесскому и вообще называются русскими закубанскими народами. Сами же они разделяют себя на племена адыге и абадзе.

Все эти народы, без всякого сомнения, одного происхождения и принадлежат к древнейшим обитателям Кавказа. Исторических памятников они не имеют и до сих пор невозможно, вооружаясь неопровержимыми фактами, доказать их происхождение. Можно сказать, что они жили на Кавказе в самые отдаленные времена, занимая сперва ущелья гор, и только впоследствии расселились по скатам гор и равнинам.

Населяя бассейн Кубани, они, однако, были не единственными обитателями этой части Кавказа. Множество развалин древних храмов и поселений свидетельствует, что, кроме черкесских племен, там обитали народы образованные, которые вели большую торговлю и были богаты, как это видно по обширности развалин их жилищ. Между всеми горскими племенами сохранились предания о франках. Это имя они дают без различия всем вообще народам европейского происхождения, жившим прежде на Кавказе; однако же им известны также греки, венецианцы, или венеди, и генуэзцы, или джениди.

Говоря о переходах через горы, мы имели случай заметить, что к нескольким из них ведут дороги: с одной стороны — от Пицунды и Сухум-Кале на берега Черного моря, а с другой — от Хумары на Кубань. Это, вероятно, была главная торговая дорога греков, венецианцев, генуэзцев, имевших свои колонии на восточнем берегу Черного моря. Доказательством этому могут служить развалины древних колоний, встречаемые в этой части Кавказа, т. е. в верховьях Лабы и Кубани, а также в окрестностях Сухум-Кале и Пицунды. Эти остатки колоний показываются горцами и были посещаемы многими нашими офицерами. На основании слов одного из этих очевидцев упомянем и мы о нескольких, более замечательных.

На Кефаре (Кефар с рекой Бежгон впадает в Большой Зеленчук), в 12 верстах от укрепления Надежинско- го, у нынешнего аула Сидова, на мысу, образуемом крутыми берегами Кефара и впадающего в него ручья, находятся развалины большой колонии. Она сильно защищена при-родой, окружена рвами и обнесена была каменной стеной с одним входом. На развалинах каменных домов порос вековой лес, но некоторые стены домов ясно сохранили в себе амбразуры окон и дверей.

Вне стены, окружавшей колонию, находится древнее кладбище с памятниками кубической формы; около входа в одну из таких гробниц стоит крест. В самой долине Кефара, внизу под стенами этой колонии, видны развалины другой, меньшей, вероятно, выселившейся из верхней. Вообще в верховьях малодоступного для нас Кефара находится множество различных статуй и фигур, высеченных на камне, и есть также большое здание, стены которого, по словам туземцев, исписаны надписями и разрисованы изображениями рыцарей, зверей, птиц и рыб.

При слиянии Кефара и Бежгона, на месте нынешнего Надежинского укрепления, прежде тоже существовала колония, от которой остался весьма заметный доселе земляной вал, а при постройке в 1843 году укрепления найдены были в гробницах медные налокотники, серьги с драгоценными камнями и различные сосуды. Около этого же места найдены были четыре статуи. Две из них, сбитые с оснований и лишенные голов, представляют рыцарей в кирасах, вооруженных топором, кинжалом и крючком, повешенным сзади. На обоих боках привешены большая и маленькая сумы. Другие две статуи высечены барельефом на камне. Одна представляет рыцаря, а другая — священника с чашей в правой руке. Все эти статуи перенесены в укрепление Надежинское. Первые две особенно хорошей работы.

В двух с половиной верстах от Надежинского видны следы древнего укрепления с тройной обороной. Впереди укрепления находится большой резервуар, выложенный камнем. Быть может, как полагает офицер, осматривавший эти остатки прежнего укрепления, не есть ли это укрепленный лагерь Митридата, который, как известно, дойдя до Пицунды после поражения в Армении, перешел на северную сторону Кавказского хребта и, быть может, устроил этот лагерь. В таком случае сохранившийся доселе перекоп между Кефаром и Бежгоном можно принять за окоп римского полководца.

В вершинах Большого Зеленчука сохранились церковь и каменные строения. Ниже этих древностей, на Зеленчуке, там, где пересекает его дорога из Надежинского укрепления в Хумару, находится огромное кладбище, принадлежащее, по преданиям горцев, франкам.

На Малом Зеленчуке, между аулами Абатова и Трамова, видны развалины древней христианской церкви и кладбища. Против станицы Беломечетской сохранилась довольно хорошо древняя башня с трехъярусной обороной и навесными стрельницами. Башня окружена двойным валом.

Наконец, на левом берегу Кубани, против Хумары, на реке Шони, видна хорошо сохранившаяся христианская церковь с остатком других строений и цистерной. План и фасад этой церкви помещены в атласе, присоединенном к путешествию по Кавказу Дюбуа де Монпере. О церкви на Хумаре существует между горцами следующее предание. Одна колония франков утвердилась в Большой Кабарде. Окрестные жители, не будучи в состоянии противиться хорошо вооруженным и искусным франкам, покорились им. Начальник колонии сделался самонадеяннее и потребовал себе жену одного из туземных князей, которую он видел и полюбил.

Кабардинцы собрались на народное совещание и решили отдать княгиню в жены начальнику колонии, с тем чтобы он исполнил со своей стороны условие, которое от него потребуют после. Начальник франков согласился и в церкви на Хумаре дал торжественную клятву в том, что исполнит всякое требование кабардинцев. Тогда кабардинцы, отдав ему в жены княгиню, потребовали, чтобы он со всеми своими соплеменниками оставил их земли. Франки действительно оставили Кабарду и, удалившись за Малку, основали город Борго-Санто, развалины которого и доныне видны в окрестностях казачьей станицы, названной по воспоминанию о бывшем здесь поселении европейцев Боргустанской.

Древний Борго-Санто лежал на торговом пути чрез Хумару и горный перевал к Сухуму и Пицунде и, по преданиям, сохранившимся между горцами, был очень населен и вел значительную торговлю.

Верховья Лабы и Кубани известны нам более других нагорных частей Правого крыла Кавказской линии; но, судя по рассказам горцев, в горах вообще много развалин, могил и статуй. Говорят, что в верховьях реки Чхалты видны обширные развалины города, прежде там существовавшего.

Под влиянием этих когда-то живших на Кавказе народов. а также в период преобладания на Кавказе Грузинского царства кавказские горцы исповедовали христиан- скую веру. Несмотря на то, что поселения древних просветителей Кавказа многие столетия лежат уже в развалинах и в истории не сохранилось никаких подробностей об их существовании в этой стране, различные обряды христианской религии до сей поры соблюдаются горскими племенами, живущими теперь на Кавказе.

По этим обрядам можно с достоверностью сказать, что прежние христианские народы Кавказа, предки настоящих его жителей, значительно стояли выше своих потомков в общественном и нравственном развитии. Вследствие стечения каких обстоятельств кавказские горцы утратили прежнее свое значение и каким образом европейские переселенцы покинули там свои колонии, сказать невозможно, и навряд ли когда- нибудь возможно будет разъяснить прошлую историю кавказских народов.

Как доказательство прежнего существования христианства между кавказскими горцами приведем следующее.

Поклонение и уважение к изображению креста сохранилось почти без исключения между всеми племенами, особенно между жившими по восточному берегу Черного моря, где во многих местах народ, водрузив кресты, поклоняется им и приносит жертвы для испрошения верховной благодати. Кресты часто ставят над могилой; сверх того, желая предохранить от расхищения какую-либо собственность, по необходимости оставленную в поле или на дороге без надзора, горцы часто ставят крест около таковых вещей, и этим вполне охраняют их во время своего отсутствия. Желая увериться в искренности перебежчиков с нашей стороны, горец чертит на земле изображение креста концом кинжала и заставляет перебежчика съесть ту землю, которая выцарапывается при делании кинжалом изображения креста.

Многие христианские праздники чествуются также и горцами. Так, например, день воскресный они называют Божьим днем и воздерживаются тогда от работ; среду называют малым, а пятницу большим постом. В течение Великого поста постятся, а в день Св. Пасхи, исчисляемый по луне, сходятся между собою, поздравляют друг друга и едят крашеные яйца. Праздник этот у них называется Годыж. Обыкновенно в этот день устраиваются состязания в цельной стрельбе, для которой целью служит красное яйцо.

Через сорок дней после Годыжа празднуют Жегу, убирая дома цветами и деревьями. Таким образом, хотя Жега приходится около христианского праздника Вознесения Господня, но она, скорее, напоминает празднование Св. Троицы, которую горцы почитают в искаженном виде. Они празднуют три божества: Тхашхо (в переводе Бог великий), Матерь его Марием-тха-пши (Мария Бог-князь) и Шергупз (смысл этого слова утерян). Празднуется также около дня Св. Крещения Кордесех, во время которого жители берут воду и опрыскивают ею друг друга.

При отправлении праздников жители сходятся к ближайшему кресту и около него начинается богослужение. Обряды моления обыкновенно исполняет уважаемый в околотке старик. Он ставит перед крестом зажженные восковые свечи и, умыв себе лицо и руки, надевает бурку. К подножию креста складываются различные припасы, принесенные жителями для общей трапезы после богослужения.

Отлив в деревянную чашу, имеющую вид чаши, употребляемой христианами для св. причастия, часть принесенного вина или бузы и положив туда куски пшенной каши (гумии), старец громко читает молитвы, призывая в которых Тхашхо, Марием-тха-пши и святых, просит их благословения на изобилие хлеба, плодов и стад, покровительства против заразы, неприятеля и всякого рода бедствий. По окончании молитв, во время чтения которых присутствующие стоят с открытыми головами, старец вкушает из чаши и передает ее одному из присутствующих, который, вкусив из нее, передает ее далее.

Чаша переходит, таким образом, из рук в руки, до тех пор пока все не вкусят от вина и гумии, находящихся в ней. После этого начинается общая трапеза, а потом игры, стрельба в цель, джигитование и пр. На богослужениях обыкновенно бывают одни мужчины; только в праздник Годыжа дозволяется присутствовать при совершении молитв и женщинам.

Очевидно, что в прежние времена кавказские горцы были христианами или по крайней мере большая часть их исповедовала эту религию; вместе с тем, по всей вероятности, народы эти от соприкосновения с образованными переселенцами, жившими между ними, стояли на более высшей точке общественного развития, нежели теперь.

В настоящее время черкесские племена представляют самую низкую степень общественного развития. Они сохранили устройство первобытных человеческих обществ распадаясь, как и первые, на отдельные семейства.

Между черкесами не все люди (Пользуются одинаковыми правами. Различные племена состоят из следующих сословий: пши, или князь; ворк — дворянин; тхвохотль — свободный человек; об — не принадлежащий к семейству по происхождению, но принятый в него и покровительствуемый им; пшитль — подвластный хлебопашец и ясырь — раб.

В прежние времена значение пшей и ворков было весьма велико: они решали все дела как по внутренним, так и по внешним сношениям горцев. Сделавшись распорядителями, так сказать, черкесских племен, князья и дворяне стали не только презирать низшие сословия, но и притеснять их. Много раз низшие сословия вступали в борьбу со свободными классами; но восстания эти всегда были подавляемы силой князей и дворян. Наконец, выведенные из всякого терпения народы из племени абадзе изгнали в конце прошлого столетия своих князей, а с ними и большую часть дворянства.

Князья абадзе нашли себе верную по-мощь в князьях племен адыге, которым грозила та же участь от своих подвластных. Не довольствуясь взаимной помощью, союзники отправили посольство к императрице Екатерине II, прося помощи России. В посольстве этом были: хамышевский князь Батчерей и шапсугские дворяне: султан Али-Шеретлук и Девлет-Черей. Посольство отправилось в 1792 году.

Девлет-Черей умер в Москве; Батчерей же и Али-Шеретлук были в С.-Петербурге, где им разрешили взять из Черномории одно орудие и сотню пеших казаков. Черноморское войско только что тогда устраивалось на Кубани и потому, к сожалению, не могло вмешаться во внутренние распри закубанцев, от набегов которых войско должно было защищать пределы России. Стало быть, еще в 1792 году возможно было для России получить сильное влияние на черкесские племена, и если бы тогда не было упущено благоприятное для того время, то, вероятно, давно бы уже черкесские племена Кавказа были нам покорны.

Возвратившись из Петербурга, князья увидели, что приходится действовать одним. В 1794 году произошло за Кубанью большое сражение между аристократической и