Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

джигеты, покорное полумагометанское-полуязыче- ское племя в 5 тыс. душ, живут по берегу Черного моря, около Гагринской теснины.

В верховьях Лабы, Кефара, Бежгона, Зеленчуков и других рек, вытекающих из гор между истоками Теберды, у западной границы Карачая и Лабы, а отчасти и к западу от нее обитает до 10 тыс. абхазцев, переселившихся туда вследствие различных причин из-за Кавказского хребта. Там живут башильбаевцы, медовеевцы, баговцы, казиль- бековцы, шахгиреевцы и другие. Устройство Малолабинской линии много успокоило их; а то в прежнее время, пользуясь труднодоступностью обитаемой ими местности, они часто тревожили Кубанскую и Лабинскую линии. Все эти племена подчинены князьям и исповедуют магометанство.

Таким образом, в районе Правого крыла Кавказской линии, кроме 38 тыс. душ племени адыге, обитает еще до 360 тыс. душ различных племен абадзе и абхазского. Следовательно, всего на Правом крыле с прежде описанными нами племенами ногайцев и карачаевцев находится горского населения до 430 тыс. душ. Оговорим еще раз, что это исчисление горских племен только приблизительное.

Народы черкесского племени (постоянно находились в большей или меньшей зависимости от других народов: так, в последнее время они подчинялись Турции, которая всячески старалась вооружать их против России, для чего ревностно заботилась о распространении между черкесами магометанства. По Кючук-Кайнарджийскому миру, заключенному с Турцей в 1774 году, река Кубань сделалась пограничной чертой России на Кавказе; вслед за этим началось заселение Кубанской линии, и в 1792 году с переселением на Кубань запорожцев под наименованием Черноморского казачьего войска вся Кубань заселена была казачьими станицами.

В 1829 году вследствие Адрианопольского мира восточный берег Черного моря присоединен к России, и только тогда земли черкесских племен окончательно вошли в состав Российской империи. Только с того времени можно было решительно и систематически действовать против черкесов для окончательного их усмирения. Обширность края и невозможность наступательных действий со стороны Черного моря объясняют, почему для покорения черкесских племен в течение тридцати лет, то есть с 1829-го по 1859 год, никогда не употребляли таких огромных масс войск, какими действовали в восточной половине Кавказа.

Положение края вынуждало действовать медленно и осторожно, и от этого мы не только не проиграли, но выиграли значительно. Окончательное замирение черкесских племен, по всем видимым и неопровержимым фактам, вероятно, последует в течение 1860 года, то есть через год после замирения восточной половины Кавказа; между тем ко времени подчинения черкесских племен мы будем иметь за Кубанью гораздо большее число станиц, заселенных казаками, нежели имеем до сих пор

за Тереком. Значение укрепленных штаб-квартир и станиц заселенных казаками, далеко не одинаково. Первые легко могут потерять свою важность, и их часто переносят с одной Линии на другую; напротив того, поселенная станица остается уже навсегда на том же месте, которое уже никогда не возвратится к горцам. Вот почему, оставаясь жить по-прежнему около укреплений, горцы всегда удаляются от таких мест, на которых водворяют станицы. При движении вперед русского населения они считают свое дело более и более погибающим.

Мы видели, что черкесские племена не составляют ничего целого; напротив того, в черкесском обществе с давнего времени происходят раздоры между аристократией и демократическим началом. Было даже время, когда сами черкесы обращались к России с просьбой о помощи. Враги России всегда старались усмирять внутренние волнения и убеждать эти народы к совокупным против нас действиям. В этих же видах действовал и Шамиль.

Совершенно отдельное положение на Кавказском перешейке черкесских племен не позволило Шамилю действовать лично за Кубанью; но, не желая упустить случая иг там для увеличения своей власти, Шамиль посылал за Кубань своих эмиссаров, которые, проповедуя шариат, должны были стараться сплотить раздельные общества в одно целое и управлять их действиями против России.

Этих эмиссаров было три: Хаджи-Магомет, Сулейман- Эфендий и, наконец, Магомет-Амин, изъявивший в настоящее время покорность.

Хаджи-Магомет пробрался за Кубань в 1842 году и деятельно начал проповедовать шариат и мюридизм Шамиля. Между массой горского населения Закубанья хотя религиозный фанатизм и не очень силен, но все-таки между сотнями тысяч населения многие приняли учение Хаджи-Магомета и составили между черкесами особую партию хаджиретов. Хищничеством своим в наших пределах хаджиреты скоро сделались знамениты за Кубанью.

Эти самые хаджиреты назывались также мутазигами, название, одинаковое со словом мюрид: одно употреблялось у лезгин и чеченцев, а закубанцы стали называть последователей мюридизма мутазигами. Хаджи-Магомет лично сам умел заслужить любовь и расположение к себе черкесских племен, но скоро умер и не смог довершить начатое им дело.

Преемником Хаджи-Магомета был Сулейман-эфендий, человек, быть может, и глубоко изучивший Коран и постановления Магомета, но получивший назначение не по силам. Для того чтобы двигать массами народа, возбуждая их к войне против неверных, мало одного знания Корана: надо много уменья, силы характера и полного ознакомления с тем обществом, среди которого приходится действовать. Всего этого недоставало новому эмиссару Шамиля: он окончательно не имел успеха и кончил тем, что, перессорнвшись со многими влиятельными лицами за Кубанью, перешел к нам и в 1846 году явился опровержителем правильности действий Шамиля как лица духовного.

После вторжения Шамиля в 1846 году в Кабарду Сулейман-эфендий по поручению князя Воронцова, бывшего тогда главнокомандующим и наместником на Кавказе, в особом адресе к правоверным доказывал, что Шамиль поступает противно предписаниям и духу Корана и что потому ему не следует верить и подчиняться; однако и на литературном поприще, столь необыкновенном между племенами Кавказа, Сулейман-эфендий не имел ни малейшего успеха. Тем кончилось неблестящее его политическое поприще.

Совершенно другое значение имел последний эмиссар Шамиля Магомет-Амин. Магомет-Амину в настоящее время, по словам Шамиля, около 47 лет; он уроженец аула Хунуда в Дагестане, близ Унцукуля. Явившись за Кубань как лицо духовное, Магомет-Амин, опираясь на довольно значительную партию мутазигов, заранее мог рассчитывать на привлечение к себе племен абадзе. Племена эти, как мы уже имели случай объяснить в своем месте, давно изгнали своих князей и дворян; а потому мюридизм, проповедующий общее равенство, приходится по душе этим племенам. Первое внимание Магомет-Амина обратилось на абадзехов, между которыми, кроме демократических идей, довольно распространено магометанство, проповедованное там турками.

Проповедуя мюридизм черкесским племенам и необходимость совокупных действий против России, Магомет- Амин должен был бороться со многими препятствиями.