Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Хотя племена абадзе и согласны на равенство всех членов общества, но они уже достигли этого и без мюридизма, а кроме того, все религиозные идеи туго прививаются к этим грубым натурам.

Для проповеди шариата необходимы муллы и кадии: и тех, и других трудно было приобрести; находившиеся же между черкесами кадии и муллы были люди крайне невежественные, корыстолюбивые, толковавшие шариат в свою исключительную пользу, а потому черкесы охотнее обращались к суду посредников по адату, освященному временем и хорошо им известному.

Народы адыге, в которых есть сильная аристократическая партия, противились мюридизму, развивающему демократическое начало. Сверх того, дворянским фамилиям этих племен не хотелось признавать над собой власти безродного пришельца, каким был Магомет-Амин.

Для соединения всех закубанских племен следовало- прежде всего уничтожить так называемых мирных горцев, т. е. племена, которые, изъявив покорность нашему правительству, жили вблизи наших передовых линий и имели право покупать и обменивать необходимые для них припасы на наших меновых дворах и вообще в городах и станицах. Магомет-Амин хотел отторгнуть эти племена от России, но против этого встретил сильную оппозицию не со стороны мирных племен, в которых не хотели подчиниться Магомет-Амину только одни свободные сословия, но со стороны немирных племен.

Причина такого противодействия понятна. Непокорные горские народы не только получают от покорных предметы, им необходимые и которых нельзя достать в горах; но находят у мирных приют и вожаков своим хищническим партиям. Вот почему предложение Магомет-Амина силой принудить бжедухов и другие покорные племена к отпадению от России не нашло- сочувствия в массе непокорного населения Правого крыла. Кавказской линии.

Несмотря на эти препятствия, шейх, как называли Магомет-Амина за Кубанью, неуклонно пошел к достижению- своей цели. Проповедуя мюридизм и шариат, он учредил особые суды как для решения дел по шариату, так и для наблюдения за покорными ему племенами. Такие судилища, или жегселге, устроены были в шести местах, а именно: на Курджипсе, притоке реки Белой; на Пшигле, Пчеве Псекупсе.

Эти четыре мегкеме находились в земле абадзехов; первые два вооружены четырьмя орудиями, из которых одно из мегкеме на Курджипсе иногда сопровождало Магомет-Амина в его поездках по горам; [кроме] того мегкеме на Антхире у шапсугов и на Псебебсе среди натухай- цев. Это последнее мегкеме служило Магомет-Амину главным местопребыванием, из которого он рассылал свои приказания.

Каждое мегкеме представляет обыкновенный аул; но для безопасности они обнесены вокруг рвами и плетнями, а для прикрытия орудий устроены башни и бастионы из двух рядов плетня, промежуток между которыми насыпан землей.

Для суда по шариату в мегкеме находились муллы и кадии, приказания и решения которых исполнялись партиями мутазигов, находившихся при каждом мегкеме. На содержание этих постоянных телохранителей Магомет- Амина и представителей его власти жители подчинившихся ему племен вносили по одной рогатой скотине с трех домов и по гарнцу пшена и кругу бараньего сыра с каждого дома.

Артиллерийские орудия для вооружения мегкеме были добыты Магомет-Амином следующим образом. Во время турецкой кампании 1828 и 1829 годов перед обложением нашими войсками крепости Анапа турки отдали закубанским племенам восемь орудий с достаточным количеством снарядов для действия против наших войск. По взятии Анапы и заключении мира эти орудия остались у горцев. Снаряды были расстреляны, лафеты скоро пришли в негодность, и орудия, как ни к чему не годные, были совершенно заброшены и не только не сохранялись в аулах, а были разбросаны в долинах некоторых речек и, между прочим, поблизости укреплений Черноморской береговой линии.

Некоторые из покорных горцев из-за нескольких рублей серебром объявляли в укреплениях Черноморской береговой линии о местах, в которых находились такие орудия. Партии охотников отправлялись на назначенные места и таким образом однажды было взято одно орудие, а потом еще два. К крайнему нашему сожалению, мы не можем в настоящую минуту назвать ни укреплений, около которых взяты орудия, ни имен храбрых охотников, но из официальных источников знаем, что, действительно, на Черноморской береговой линии были взяты три орудия вышеописанным способом. Магомет-Амин обратил внимание на находившиеся между горцами орудия, собрал четыре из них, устроил лафеты и вооружил такими орудиями свои мегкеме. В отряды таких орудий из-за малой их подвижности Магомет-Амин не брал, но зато торжественно возил за собой орудие в горы в тех случаях, когда возбуждал какое-либо племя на соединение с собой.

Большая часть абадзехов приняла его сторону; затем мало-помалу возбуждаемые им мирные племена оставляли свои жилища вблизи или между нашими линиями и бежали в горы. Так ушли за Лабу беглые кабардинцы и бесленеевцы. Махошевцы, управляемые преданным нам князем Магометом-Богарсуком, долго противились Магомет-Амину. В 1851 году Магомет-Богарсуко вытребован был на народное собрание, где его схватили по приказанию Магомет-Амина, расстреляли вместе с несколькими черкесами, уличенными в сношениях с нами. Такими мерами действо-вал шейх, приобретая себе более и более силы.

Для привлечения на свою сторону племен адыге он решился породниться с каким-либо княжеским родом и через это приобрести связь с аристократией. Выбор его пал на сестру владельца темиргоевцев князя Карабека Болотокова. Фамилия Болотоковых есть первенствующая между всеми аристократическими родами за Кубанью. Склонив на свою сторону Карабека Болотокова, Магомет- Амин разом делал несколько выгодных для себя ударов.

Во-первых, он подчинял своему влиянию темиргоевцев, егерукоевцев и мамхирцев, покорных Карабеку Болотокову и князьям его фамилии.

Во-вторых, по жене он становился родственником самых сильных и влиятельных в народе аристократических фамилий, которые перестали теперь считать его безродным пришельцем и ему противодействовать.

В-третьих, наконец, породнившись с богатой княжеской фамилией, он приобретал средства раздавать деньги низшему классу людей и составил себе через это партию, вполне ему преданную.

Магомет-Амин долго не предпринимал никаких военных действий против наших линий; внутренние его распоряжения и преобразования поглощали у него все время; кроме того, он стремился сперва к подчинению себе всех закубанских племен, рассчитывая действовать успешнее во главе всего населения. Действительно, не раз все закубан- ские племена подчинялись ему; но вслед затем многие тот-