Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

При рождении младенца не погружают его в воду, но оставляют на воздухе одни сутки без всякого призрения; по прошествии года подают ему оружие и что-нибудь скудельное: если он примет первое, то отец и все семейство дают праздник. При воспитании детей приучают быть смелыми, бодрыми, живыми и проворными. По прошествии же семи лет учат владеть конем, стрелять из лука и ружья. Для сего, как выше сказано, отцы отдают детей своих на воспитание другим, дабы не допустить юности вкусить негу, могущую произойти от природной родительской к детям горячности.

Возмужавший возвращается в дом отца своего. Юные обоих полов могут видеться свободно; в праздничные дни бывают пляски, где они между собой знакомятся. Вступая в брачный союз, жених должен платить за невесту калым, т. е. вывод рыцарскими доспехами, как то: панцирями, наручнями, ружьями и тому подобным. Случается также, что калым платится рогатым скотом или наличными деньгами, по обоюдному согласию отца невесты и жениха. Вступившие в брак должны весьма скрытно и, так сказать, украдкой иметь супружеское сообщение.

Сходство их со спартанцами близко во всем, даже в порочных обыкновениях: ибо им позволяется красть, как и в Лакедемоне; но только с тем, чтобы скрываем был всякий след кражи; подобно тому спартанцу, который, допустив лисице, им украденной и под полу спрятанной, прогрызть ему бок, сохранил молчание. Всякий черкес согласится лучше умереть, нежели быть обличенным. Воровство, коего следы остаются навсегда сокрытыми, приобретает отличившимся в оном особенное уважение.

Наконец, старость лет между ними, как и у спартанцев, в крайнем почтении, и никакой молодой человек перед стариком не дерзнет сделать ни малейшей невежливости.

Несходства в нравственных свойствах и расположение ума между кабардинцами и лакедемонами суть следующие: спартанцы отличались твердостью, а сии знаменуются непостоянством и вероломством; впрочем, по примеру первых, они любят вольность и независимость свою до бесконечности.

Непостоянство и вероломство сего народа вкрались с тех пор, как они сделались магометанами; причиной сему можно полагать слабое их исповедание веры. Многие кабардинцы сохранили и доныне еще следы бывшего у них христианства и почитают со всяким благоговением некоторые наши праздничные дни.

После краткого описания происхождения рода владельцев кабардинских, нравов, образа управления и положения всего их народа, остается сказать о их обычаях и образе жизни. Издревле и доныне владельцы обращаются с узденями и народом просто и одинаково. Старший и богатейший владелец живет почти в хижине: общая их пища состоит из небольшого количества пшена, в воде сваренного, и куска печеной или вареной баранины.

Обыкновенное их питье есть буза, а у богатых — весьма дурно сделанный мед. Здесь заметить должно, как выше сказано, что владельцы, не имея у себя ничего собственного, получают все продовольствие от своих подданных; пользуясь сим правом. берут у них все безвозвратно, следственно, и все нужное к пропитанию; за то владелец, с своей стороны, не должен ни в чем отказывать подданному. Ежели проходящий увидит владельца, сидящего за обедом, то имеет право взойти и делить с ним общеприготовленную пищу.

Если уздень увидит у владельца деньги, хорошее платье, шапку или другое, что ему понравится, то владелец отказать ему в оном не может и не должен. Сие, казалось бы, на первый взгляд некоторым равновесием в общей связи или, лучше сказать, возданием за тягость, владельцами причиняемую народу. Но щедрота не есть дар, всякому свойственный: скупость находит всегда убежище в сердцах слабых, а корыстолюбие не имеет пределов. Посему и владельцы под предлогом, что опасаются разориться, ходят весьма скудно, так что, видя их и узденей вместе, можно принять по одежде узденей за владельцев, а сих — за простолюдинов.