Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Храбрый старшина, предводительствуя казаками, в одно мгновение смял и опрокинул центр неприятеля, в то самое время, как есаул Венеровский и хорунжий Гусельщиков ударили в оба фланга. Совершенно разбитый неприятель побежал поспешно к реке Малке; почему Г. М. Мейер отрядил старшину Персинова по дороге, идущей между курганом и лощиной к реке Малке, а есаула Бейеровского и хорунжего Гусельщикова послал влево, дабы отрезать неприятеля от пере-правы; сам же пехотой пошел по средней дороге.

Нагнавши кабардинцев возле Патрикеевского поста, есаул Венеровский, хорунжий Гуселыциков и есаулы Куприянов и Денисов старались удержать их от переправы, пока подоспеет пехота, которой невозможно было идти форсированным маршем по причине затруднительной дороги; почему Г. М. Мейер для подкрепления казаков командировал капитана Маркова и Вологодского полка капитана Сивкова вперед с небольшим отрядом, которые, храбро ударив на центр неприятеля, усилили действия казаков. Вся пехота подоспела не прежде, как уже сделалось совершенно темно.

Это последнее обстоятельство умножило храбрость кабардинцев, которые защищались отчаянно. Завязался сильный рукопашный бой, в котором смешанно участвовали не только казаки и гренадеры, но даже весьма многие из офицеров. Дабы решить дело, Г. М. Мейер выстроил свой отряд в линию, поставив вокруг себя стрелков полукружием, и приказал казакам, сражавшимся впереди, начать отступление и навести неприятеля на отряд. Полный успех увенчал таковое распоряжение. Неприятель опрометчиво бросился в погоню за казаками и тогда только опомнился, как увидел себя стесненным со всех сторон. Отступая поспешно к берегу, он был отброшен в глубокий овраг и прогнан за Малку.

Сражение кончилось в 10 часов вечера, и отряд, переночевавши на месте сражения,, на другой день возвратился на прежний лагерь. Число неприятелей, бывших в сражении, простиралось до 7000 человек, тогда как в отряде генерала Мейера было только 400 казаков и 366 человек пехоты.

Главное намерение кабардинцев, вполне разрушенное подвигом Г. М. Мейера, состояло в том, чтобы, отдохнув в лощине над Золкой, еще пред рассветом быть в Георгиевске, а оттуда через Александрию обратиться на Кубань в тыл Г. М. Лихачеву. Потеря неприятеля состояла в двух владельцах, 40 узденях и 400 простых воинов. Важнейшими в числе убитых были Рослан-Бек Мисоустов, уздень Отабу-Оглу, бывший судья Омар-Куденет-Оглу, Сухох-Оглу-Темрюков и Докшук-Оглу и шесть мулл.

С нашей стороны урон состоит в убитых Донского Крюкова полка урядник, полковой писарь и 7 казаков, Донского Персианова полка 24 казака и один казак Волжского казачьего полке; ранены: подполковник Крюков навылет стрелой в правую ногу; нижних чинов Казанского полка 16, Вологодского мушкетерского 6 и 11 казаков. Г. М. Мейер, отдавая полную справедливость неустрашимости и мужеству штаб- и обер-офицеров и нижних чинов, составлявших его отряд, в особенности отзывается с похвалой о храбрости Казанского мушкетерского полка фельдфебеля Сунцева, лично убившего одного из храбрейших наездников неприятельских — узденя Ашабу-Оглу.

Дабы положить конец таковым хищническим действиям горцев, главнокомандующий предположил лично сделать экспедицию в горы в конце октября месяца.

Между тем генерал-лейтенант Глазенап донес главнокомандующему, что шеф 16-го егерского полка Г. М. Лихачев, расположенный с своим отрядом по реке Кубани для наблюдения за движениями закубанцев, получив известие, что партия сих хищников, состоящая более нежели из ста человек, переправилась на нашу сторону для забранив оставшегося от угнанных ногайцев хлеба и, вероятно, для сделания каких-нибудь новых грабительств; 5 числа октября командировал есаула Ляпина с сотней донских казаков для предупреждения вредных намерений Закубанцев.

Есаул Ляпин настиг их верстах в 50 от лагеря, и как офицер, известный своей храбростью, немедленно с ними вступил в бой, и несмотря на то, что партия Хищников вскорости получила подкрепление более нежели из 200 закубанцев, и даже не ожидая шедшего к нему на помощь войскового старшину Агеева со ста пятьдесятью казаками, один с малым своим отрядом смял неприятеля, разбил со- вершенно и принудил к поспешному бегству, сжег весь хлеб, который они везли с собой, и получил в добычу несколько волов и лошадей. Неприятель потерпел важный урон; с нашей же стороны убито казаков 2, ранено 8; но важнейшая потеря состояла в храбром есауле Ляпине, который, тяжело раненный, умер на месте сражения…