Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

В крепости найдено 86 медных и 12 чугунных пушек; 4000 чугунных и 400 медных ядер, 800 кинпелей, 1000 бомб, 300 картеч, ввязанных в бумажные корпуса и перемешанных с дробью, и 500 пудов пороха. Два турецких судна, взятых на Анапском рейде, с пленными: одним турком и девятью греками, — по приводе в Севастополь со всем грузом оценены только в 9500 руб.

Главный командир Черноморского флота, изъявив в лестных выражениях свою совершенную признательность за благоразумные распоряжения командира эскадры при взятии крепости, 30 апреля отправился в Феодосию на бриге «Диана». В тот же день вечером командующий эскадрой узнал, что паша анапский находится в 12 верстах в мест. Багчегук, намереваясь отплыть на новоприбывшем турецком военном судне.

Для взятия этого судна командирован фрегат «Воин», который, заметив оное в полдень 1 мая, за густым туманом и шпилем, не мог к нему приблизиться, но на рассвете 2-го числа, когда туман рассеялся, фрегат заметил, что судно стояло под парусами, совсем готовое к отплытию, а потому и поспешил с ним сблизиться; но прежде нежели достиг на расстояние пушечного выстрела, увидел, что неприятельский экипаж, чувствуя невозможность уйти от фрегата, подошел к отмели, и спустя гребные суда, съехал на берег, предав судно огню.

Командир фрегата, заметив, что весь берег усеян был вооруженным народом, а за мысом стояли гребные суда, не решился подвергнуть опасности свой экипаж и возвратился к эскадре, удовольствовавшись сожжением неприятельского судна, которое, как после стало известно, было вооружено 14 пушками и послано из Константинополя к Анапе с разными военными припасами, но, заметив у крепости русскую эскадру, хотело отправиться в Суджук-Кале.

Эскадра контр-адмирала Пустошкина оставалась до 6 мая на анапском рейде. В продолжение этого времени перевозили на нее медные пушки и прочие годные к употреблению вещи; 4-й же морской полк и канонерские лодки, бывшие под начальством лейтенанта Критского, были ежедневно заняты отражением горцев, подступавших к опустошенной крепости многочисленными толпами. Присланные из Николаева генералом от инфантерии Феншем пионеры закладывали и зажигали мины под крепостными стенами.

80 колодцев, наполненных чугунными орудиями, излишними снарядами и вообще всеми вещами и припасами, коих эскадра не могла взять с собой, были также взорваны, и действие пороха довершило разрушение, начатое пожаром. В течение пяти дней город превратился в развалины. 1 мая соединился с эскадрой отставший от нее фрегат «Назарет», а 3-го — корабль «Правый»; наконец, 6-го числа при попутном северном ветре эскадра вступила под паруса, и 12-го прибыла на севастопольский рейд, потеряв во все время военных действий под Анапой одного офицера—прапорщика Пелявского — и четырех из десантного войска…

Между тем в Абхазии случилось происшествие, требовавшее пособия российского оружия. В конце 1807 года Келем-Бей, сын князя Левана, владетель Абхазии, по связям дружбы и родства укрыл у себя трапезундского Теэр- Пашу, отрешенного Портой. Турецкий султан потребовал от Келем-Бея выдачи Теэра, но Келем-Бей, отговариваясь невозможностью нарушить права гостеприимства, удовольствовался тем, что выслал его из своих владений, дав, однако, все способы к спасению. Порта, чувствуя себя не в состоянии наказать ослушника, вооружила против него его собственного сына Ослан-Бея, обещая ему за голову отца обладание княжеством и другие почести. Желания самовластия и независимости сделало Ослан-Бея отцеубийцей 2 мая 1808 года.