Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

12-го числа отряд, кончив переправу через Кубань по захождении солнца, пошел в обход к р. Урупу; поутру про шел верст шесть далее, до известного Высокого Кургана, остановился, 13-го числа при реке, в лесу для дневки, стараясь, по возможности, не дать себя заметить. Пополудни в 6 часов, когда начало смеркаться, войска тронулись вверх по Урупу и к рассвету на 14-е число остановились опять скрытно у речки Кияр-Чоклы.

Выступив при захождении солнца, продолжали свое движение до полуночи и, подойдя к тесному ущелью, были уведомлены от извещательных партий, что слышен лай собак; посему полковник, останови отряд, отправил для разведывания Тенгинского полка унтер-офицера с несколькими татарами: они были все в черкесском платье, и унтер-офицер знал говорить по-черкесски. Поланный, возвратившись, донес, что верстах в двух открыты им бараньи коши, расположенные так, что отряд никак не может обойти стражи овец, что гора весьма крута и дорога по ней вовсе непроходима для артиллерий.

Это известие заставило полковника оставить отряд на месте до света. 15-го числа на рассвете полковник с отрядом тронулся, послав в разные стороны партии казаков для забранил овец, а сам с остальными казаками пустился вперед. При восхождении солнца он перешел речку Чеген (или Окарт) и увидел расположенные по лесу беслинейские аулы владельцев Анажуная и Бегувая. Но раскомандировав большую часть казаков для забранил овец и скота, полковник с остальными казаками не находил возможность напасть на аулы, окруженные лесом, а потому, скрыв войска в лощине, послал шесть рот пехоты и несколько пушек и казаков для занятия аулов, а остальные войска остановил верстах в двух от себя на удобном месте для подкрепления тем из действовавших, которые будут иметь в этом надобность.

Вскоре получено уведомление, что аулы после слабого сопротивления черкесов заняты, но что в них не найдено ни людей, ни скота. Лес, окружавший аулы, был так велик и густ, что не представлялось возможности с уставшими войсками преследовать черкесов, почему полковник приказал сжечь аулы и возвратиться обратно. Добыча, полученная при сей экспедиции, состояла более чем из 10 тыс. штук рогатого скота лошадей и овец. 19-го и 20-го войска переправились за Кубань и пошли в лагерь к редуту Св. Николая.

В этом четвертом походе беслинейцы были столь чувствительно наказаны потерей скота, что согласились на предложения полковника Коцарева, сделались мирными и дали аманатов из знатейших фамилий.

Между тем кабардинский князь Расламбек Бесленей, в противность назначения начальства, с частью беглых кабардинцев стал переселяться с Урупа к Каменному мосту на Кубань, надеясь там, в смежности с карачаевцами, быть безопаснее от наших войск. В переселении воспомоществовали ему абедзехи, живущие при вершине Зеленчуков. Полковник, желая наказать абедзехов и частью захватить их скот, который они под видом мирных ногайцев выпустили из гор своих, перешел скрытно с отрядом своим из лагеря при редуте Св. Николая к Баталпашинскому редуту и 18 июня в ночь переправился через Кубань, в намерении идти к речке Малому Зеленчуку.

Войска, кончив через Кубань переправу в 7 часов пополудни, выступили, когда начало смеркаться, и следовали во всю ночь вверх по Кубани через горы весьма скрытно.

К свету. 19 июня, спустились они в глубокий овраг, где и простояли до 4 часов пополудни с крайней осторожностью, не делая шума и не разводя огней. Секреты, расположенные в перелесках и по возвышениям, во весь день никого не заметили в окрестностях, а потому в 4 часа войска начали подниматься из оврага на гору, и в 6 часов вечера, сомкнувшись, следовали далее.