Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Дорога шла через высокие горы к вершине Кубани; крутые подъемы и спуски беспрестанно останавливали войска на марше. Такая медленность в пути заставляла полковника сомневаться в достижении аулов до света. Показание проводников о местах, через которые надлежало проходить, еще более в том его удостоверяло. Замечательно, что перед выступлением отряда один татарин загадал по бараньей лопатке об успехе, предприятия и обнадежил полковника, что будет убит князь, княгиня — ранена и много людей будет взято в плен.

Полковник, не надеясь на предсказание, оставил войска со всеми тягостями в команде старшего штаб-офицера, а сам с линейными казаками и тремя конно-казачьими орудиями, взяв еще три роты гренадер, облегченных от провианта и ранцев, отделился из отряда часу к первому пополуночи, успел пройти горами весьма трудное ущелье и спуститься в долину, к правому берегу Малого Зеленчука. При спуске с последнего возвышения слышен был лай собак. Посланный для обстоятельного о сем известия донес, что верстах в двух от дороги находится бараний кош, при котором усмотрены сидевшие около огня пастухи с семействами. От подошвы сих гор полковнику надобно было пройти до аулов по ущелью вверх еще 20 верст.

По темноте ночи нельзя было надеяться захватить открытый кош так, чтобы никто не ушел, а при уходе, если бы аулы были извещены о движении войск одним из пастухов,— успех предприятия потерян. Рассчитав все обстоятельства, полковник, не трогая пастухов, осторожно обошел их. До рассвета немного оставалось времени, а предлежало пройти значительное расстояние. Полковник, приказав гренадерам поспешнее следовать за ним, сам за казаками и конными орудиями поехал вперед рысью.

Проехав верст 10, получил известие от боковых патрулей, что два черкеса подъезжали близко к казакам и были ими преследованы; но в недальнем расстоянии, соединясь с другими, все ускакали; это был ночной пикет, выставленный черкесами. После такового известия полковник ускорил свое движение.

На заре, 20 июня, он приблизился к селениям на такое расстояние, что мог различать предметы и видел три абазинских аула: по правую сторону владельца Клыча, а по левую — Мамсира и Бесленея-Дударука. Аулы были извещены о приближении войск: народ спешил бежать во все стороны. Полковник немедленно послал майора Шахова для занятия хребта горы с правой стороны, а остальным казакам с орудиями, переправясь через реку, приказал послать 200 человек с майором Давыдовым для занятия возвышения по левую сторону; подполковнику же Степановскому с 400 казаками, проскакав аулы, отрезать черкесов, от тесного ущелья и занять все тропинки; остальные 100 казаков и 3 орудия поставлены были на таком месте, что из орудий можно было действовать по всем трем аулам.

Намерение полковника было: окружа аулы казаками, ожидать прибытия гренадер, не впуская казаков в аулы; но черкесы, увидя себя вдруг окруженными, оставили жилища и бросились чрез реку на правую сторону, чтобы скрыться в оврагах горы, покрытой лесом. Казаки подполковника Степановского и майора Давыдова, преследуя их, заняли три означенных аула и скрывавшийся до того времени от них за скалой аул Журьбы-Дарарука.

Потеря неприятеля была чрезвычайная. Майор Шахов, будучи не в состоянии выгнать черкесов из оврага, осыпал пулями хребет горы, не допуская черкесов перейти чрез оную. По занятии аулов казаки подполковника Степановского и майора Давыдова были посланы для преследования угоняемых лошадей и скота: они успели отбить оных у черкесов и пригнали к сборному месту. Между тем подоспели гренадеры Навагинского пехотного полка, и из оного две роты под начальством майора Пирятинского тотчас были посланы по горе для забрания черкесов, скрывшихся в оврагах, с приказанием притом удержать солдат от убийства; но он не мог того исполнить.