Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Черкесы защищались отчаянно. Гренадеры бросились в штыки и, не чувствуя усталости от усиленного перехода, перекололи всех сопротивляющихся, оставляя только жен и детей, которых взяли в плен. К полудню стянулся весь отряд; войска расположились лагерем в полуверсте от аулов.

Потеря черкесов в этой экспедиции была весьма значительна: на месте осталось более 200 трупов; в плен взято 370 душ; угнано 600 лошадей, 12 000 голов рогатого скота, 7000 овец. В числе убитых с оружием были известнейшие абедзехи: князь Мамсир-Дударук, Мамсир-Нар, Гыдоки-Дженбулов, Эфенди Ислан, Пшызабо-Клыч, Керим-Быш, Омар-Обай, Злузганоын кабардинского князя Магмета Атажука, и лучшей фамилии карачаевских старшин сын Кубия.

Вместе с этими аулами легко было сделать нападение на аулы Блерта, находившиеся близко от места действия, на речке Марух; но как полковнику было известно, что в тех аулах за несколько дней перед приходом войск во-дворился Расламбек Бесленей с некоторыми беглыми кабардинцами, то, не желая делать им вреда, а только показать, что ему известно место их жительства, он послал 200 казаков, дав им одного из пленных. Казакам велено, приближась к аулам Блерта, опустить коего; приказано, чтобы он вызвал в отряд Расламбека Бесленея. Казаки по возвращении донесли, что люди из аулов бежали; но скот, лошади и бараны, которых они, повинуясь приказанию, не смели трогать, находились еще на месте.

К вечеру прибыл от Расламбека посланный с объявлением, что князь боится приехать в отряд, а просит полковника в удостоверение безопасности прислать к нему чиновника. Дав почувствовать посланному бессмысленность требования его князя, уверяя, что Расламбеку нечего опасаться явиться по приглашению в лагерь, полковник отпустил посланного обратно.

21 июня отряд, прошел верст 20 вниз по берегу Зеленчука, не мог отыскать брода для пехоты, посему войска разделились. Всей пехоте под командой подполковника Урни- жевского велено идти по вершине весьма крутой горы, а казаки, артиллерия и обоз, переправясь через глубокий брод, следовали левым берегом Зеленчука вниз. Пройдя верст 6, эта часть отряда вновь переправилась через реку, и расположилась лагерем, куда вскоре подоспела и пехота.

При переправе через Зеленчук явился князь Расламбек, и полковник объявил ему волю начальства, что на Марухе и у Каменного моста на Кубани беглым кабардинцам селиться не позволено, что нельзя ручаться ему за спокойствие поселившегося там народа. В ответ на сие Расламбек уверял, что испрашивает на то письменное позволение, причем просил полковника не разорять его до получения отзыва. Соглашаясь на эту просьбу, полковник дал знать Расламбеку, что донесет сам начальству о месте его нынешнего жительства, и если на это не получит согласие, то объявит ему об этом, и если тогда Расламбек не захочет оставить занятые места, то он заставит его раскаиваться в непослушании.

22-го числа отряд следовал вниз по Зеленчуку и имел ночлег у разоренных в прошлом году ногайских аулов? 25-го пришел к Кубани и начал переправу, которая продолжалась до следующего дня. 26-го войска пошли в лагерь к редуту Св. Николая.

В начале июля прибывший от анапского паши брат его, Хия-Бек, вручил полковнику Коцареву письмо на имя генерала Ермолова. Причем уверил его от имени паши в скором удовлетворении всех наших требований, прося убедительно остановить на время действия войск за Кубанью. В письме к полковнику сам паша просил его о позволении наврузовским ногайцам поселиться на равнине, между Лабой и Шагуашей.