Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

В сем месте на противоположном берегу находится довольно крутое возвышение, покрытое лесом, где неприятель предпринял остановить отряд. Число соединившихся тут абедзехов и кабардинцев было довольно велико, другие толпы следовали за движениями отряда. Пушечные выстрелы из десяти орудий, свезенных к переправе, растолковали неприятелю, что это место сражения не довольно еще для него выгодно. Под выстрелами артиллерии Тенгинского пехотного полка поручик Петров со ввереной ему ротой первый бросился вброд, за ним последовал с ротой того же полка штабс-капитан Сорнев.

С этими двумя ротами майор Тиханов совершенно очистил лес по крутизне возвышения и до самого верха, так что остальные войска могли переходить реку, не будучи уже подвержены неприятельским выстрелам когда же стал переправиться арьергард, неприятельские толпы атаковали оный, но пушечными выстрелами обращены в бегство.

При переправе потеря наша состояла из одного убитого казака, ранено рядовых 3; неприятель потерял весьма много убитыми и ранеными. По окончании переправы войска расположились на высоте лагерем и сожгли аул беглых кабардинцев. В два часа пополудни абедзехи снова завели перестрелку с нашими караулами, занимавшими лес впереди правого фланга. При этом случае с нашей стороны ранено 2 унтер-офицера, 14 рядовых и 5 казаков; часа через полтора неприятель, понеся значительную потерю, прекратил перестрелку и скрылся.

Поутру в следующий день, т. е. 18-го числа, сожжен был аул разбойника Аджи-Тляша без всякого сопротивления. После полудня Херсонского гренадерского полка полковник князь Бекович-Черкасский с батальоном пехоты, четырьмя орудиями артиллерии и с 8 сотнями казаков послан был для взятия сена, находившегося в 3 верстах на покатости горы с правого фланга отряда. Князь Бекович-Черкасский занял гору и взял сено без сопротивления; но когда войска наши стали отходить к лагерю, то неприятель сделал нападение огромными массами, которых оно до того не показывал. Тут к абедзехам и кабардинцам присоединились еще убыхи и другие из ближайших жилищ, собравшиеся на защиту мест, которые почитали они непреодолимой оградой их неукротимой свободы и где появление в первый раз русских войск угрожало уничтожением оной. Все они в этом случае дрались пешие; атаки их были весьма упорны; несколько раз бросались они с шашками.

Подобного ожесточения еще никогда между закубанцами не было замечено; сражение продолжалось слишком три часа; наконец, неприятель, видя безуспешность своих нападений и потерпев чувствительный урон, вдруг прекратил оные, и тогда фуражиры с прикрывавшими их войсками беспрепятственно возвратились в лагерь. В этом деле потеря наша была гораздо более, нежели обыкновенно бывало: у нас убито унтер-офицеров 3, рядовых 9, пятидесятник 1, казаков 5 и казачья лошадь 1; ранено Навагинского пехотного полка обер-офицер 1, унтер-офицеров 4, музыкант 1, рядовых 52; казачьих полков: Кубанского командир полка подполковник Степановский, обер-офицеров 2, пятидесят ник 1, казаков 16 и лошадей 2; командир Кавказского полка храбрый майор Давыдов, который вскоре и помер, пятидесятников 6, казаков 23, лошадей 8; 22-й артиллерийской бригады рядовых 2, лошадей 4; конно-казачьей артиллерийской роты четвертой 4, рядовых 6, лошадей 5; Моздокской горской казачьей команды пятидесятник 1. Урон неприятеля был весьма велик, что легко было заметить из того, что он вдруг прекратил свои нападения, и вопреки обыкновению, оставил на месте сражения множество тел.

После полудня 19-го числа перешел генерал-майор Вельяминов с отрядом версты четыре вверх по берегу, где и остановился подле нового кабардинского аула. При приближении отряда неприятельская толпа тотчас скрылась, когда же стали брать сено, то несколько человек выехало для перестрелки; на другой день поутру аул этот был сожжен. При истреблении хлебов, беглецам кабардинцам при-надлежащих, неприятель перестреливался из-за реки. В три часа пополудни батальон пехоты сжег несколько абазинских аулов. Неприятель перестреливался, но не причинил нам никакого вреда.