Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Князь Бекович-Черкасский, имея сведение о сей собравшейся партии, не замедлил прибыть с своим отрядом к редуту Св. Николая и старался догнать хищническую толпу; но утомительный переход, им в короткое время учиненный, и отдаленность неприятеля воспрепятствовали ему совершить сие намерение.

Прочие же партии, на сию тревогу с отдаленных мест собравшиеся, или не успели достигнуть в свое время неприятеля, или остались вовсе бесполезными от крайнего изнурения лошадей. При сем заметить должно, что аулы, поселившиеся по соизволению командующего близ нашей границы, пользующиеся вместе с безопасностью всеми возможными выгодами и покровительствуемые правительством, не только что пропустили сию партию, не уведомив даже о приближении оной местное начальство, но и вовсе ничего не предприняли при обратной ее переправе, следственно, упустили небрежно единственный случай, могший в полной мере оправдать/предполагаемую преданность так называемых мирных, а в особенности узденя Измаила Алиева, более всех начальством облагодетельствованного…

Но, сверх всякого ожидания, кабардинцы, с 1822 года совершенно спокойные, между коими начинал водворяться порядок и учрежден был суд, снова возмутились. Один из знатнейших князей, уважаемый начальством., возмутил многих к измене и увлек в бегство за Кубань. Вскоре за ним последовали многие селения, по реке Малке расположенные, которые для удобнейшего бегства пригласили в помощь закубанцев, между коими укрывались прежде бежавшие кабардинцы.

Партия закубанцев, скрыв движение свое в горах и через земли карачаевского народа, неприязненного к нам, в продолжение одной ночи достигла небольшого на линии селения, называемого Солдатское, разграбила оное и жителей увлекла в плен. О приближении этой партии нельзя было иметь сведения по причине ночного времени; те же из кабардинцев, мимо селений коих она проходила, все были в заговоре с участниками нападения. Начальствовавший на Линии начальник корпусного штаба генерал-майор Вельяминов принял все меры, дабы встретить злодеев на обратном пути за Кубанью, но не мог ручаться за успех по удобности, каковую имели хищники укрыть в горах свое движение.

Неожиданное происшествие это заставило генерала Ермолова возвратить войска наши с той стороны Кубани, где многие успехи начинали распространять ужас между самыми предприимчивыми из народов, и наставшая осень могла сделать успехи более решительными.

Несмотря на то, что генерал Ермолов распорядился отрезать пути к бегству возмутившимся кабардинцам, укрывшимся в ущельях, возмутились многие другие из владельцев и принудили последовать за собой простой народ. Но войска, достигнув сих последних, многих возвратили по-прежнему и водворили; владельцев же, защищавшихся с отчаянием, наказали чувствительным образом.

Давно подозреваемы были многие из кабардинцев в намерении бежать за Кубань, но удерживало их пребывание двух батальонов Ширванского пехотного полка, которые должно было тогда обратить против возмутившихся чеченцев. Затем один Кабардинский пехотный полк, занимающий на большом пространстве устроенные укрепления, и только малую часть могущий приводить в движение, не мог удержать внутреннего возмущения.

Начальник корпусного штаба генерал-майор Вельяминов, подоспевший в Кабарду, принял все меры, дабы не допустить распространения мятежа, и расположил войска для препятствования побегам…

22 ноября генерал Ермолов прибыл в Екатеринодар, дабы быть ближе к происшествиям в Кабарде, и узнал, что между жителями этой земли общий заговор — удалиться за Кубань, куда приглашают их единоверцы, прежние сотоварищи в злодеяниях, и где могут они пользоваться неукротимой свободой.

Дотоле удерживали их распоряжения начальника корпусного штаба генерал-майора Вельяминова, который занял войсками удобнейшие пути, ведущие к Кубани, дорога же близ хребта Кавказского пролегающая, в настоящее позднее время непроходима. Но чрезмерно малое число войск, занимавших Кабарду, заставило генерала Ермолова призвать из Грузии один батальон, составленный из рот Херсонского и Грузинского гренадерских полков.