Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Специфика общественных отношений у адыгов в конце XVIII — первой половине XIX века объясняется историкополитическими условиями и постоянной опасностью извне, складыванием этнопсихологии, сориентированной на этническую солидарность и порядки соприсяжничества соседей. Как бы в развитие этих мыслей П. Зубов замечает, что военная демократия выработала в обществе обычай аталычества, способствовавший расширению круга родственников и единомышленников. В условиях военного быта дети воспитывались в чужих семьях, чаще всего — в более бедных, становились более стойкими, закаленными, а семьи аталыков приобретали влиятельных покровителей.

Но при этом Платон Зубов так и не смог разобраться в причинах горской отваги и кажущейся безрассудности в боевых схватках, объясняя подобное поведение нуждой, бедностью, тягостным трудом при добывании средств существования. Он писал, что горцы лишены были в быту самого необходимого, и, чтобы посадить всего лишь горсть проса, им с неимоверным трудом приходилось отвоевывать у природы кусочки плодородных земель. Отсюда, на его взгляд, скептическое отношение к жизни и проявление находящейся на грани неоправданного риска храбрости: «Останется жив,— считал он,— воротится с добычей и про-слывет удальцом; пал — тем лучше: всем мучениям конец».

Находясь под влиянием средневековой истории Запад- ной Европы, Платон Зубов военные походы кабардинских князей и уорков увязывает с увеличением числа владельцев, а значит, сокращением возможности приличного содержания. А потому, считает автор, стали разрушаться первобытные учреждения, и «грабительство сделалось единственным предметом их существования». По ходу изложения материала П. Зубов, как бы противореча себе, восхищается рыцарством адыгов, военной техникой, почитанием оружия, пренебрежением к богатству. Так, при описании свадьбы и ее церемониала ему импонирует предпочтение юноше, прославившемуся рыцарскими качествами, перед остальными молодыми людьми.

Между тем П. Зубову и в голову не приходило, что то, что он называет хищничеством, грабительством и награждает массой других эпитетов, относится к области наездничества. И, конечно, если бы он глубже знал историю народов Северного Кавказа, Малой Азии и сопредельных народов, был бы знаком с нартским эпосом, он бы по-иному посмотрел бы на особенности северокавказской и, в частности, адыгской цивилизации.

Конечно, любые войны, столкновения, нападения связаны с присвоением прибавочного продукта и влияют на образ жизни и быт народа. Но институт наездничества не в полной мере лежал в сфере экономических интересов горцев и больше был связан с социально-культурным развитием адыгов в древности. Естественно, что обычное право северокавказских народов пронизано идеями достоинства, чести, имиджа военного образа жизни. Адыгское общество конца XVIII — первой половины XIX века, хотя и было феодализировано, все же основывалось на характерных для него комплексах духовных представлений, способствующих воинственности.

В новое время институт наездничества выполнял функции стремления выделиться своей удалью был рычагом повышения престижности, сохранения боевой готовности населения к отражению нападения вражеских войск и отрядов (в данном случае военно-колонизационных сил царской России). Дореволюционные исследователи психологии черкесского наездничества считали определяющими его чертами праздничные показательные выступления джигитов, увеселения, связанные со скачками, гонками, стрельбой на скаку из разных положений, прыжками на лошади с обрывов, со скал в реки и многое другое.

Сюда же они относили богатые наряды воинов: модные черкески, дорогостоящее оружие, изготовленное чаще всего у известных мастеров, а также сбрую и седло коня. С. Бро. невский, в частности, писал, что адыги — воины-щеголи — обвешиваются оружием, изготовленным кубачинцами, турками, венграми, египтянами, мастерами Великого Устюга, хотя и среди самих адыгов множество прекрасных кузнецов, оружейников, золотых и серебряных дел мастеров.