Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

В 1237 году известный Батый с полчищами монголов пошел на северо-восточную Русь, а часть татар, отделившись, начала вновь избивать половцев, из которых многие пали на месте, другие ушли за Днепр, на Дунай, а остальных татары обратили в рабство.

В конце XIV ст. грозный завоеватель Тимур-Аксан, разбив Золотую орду, двинулся на Кавказ, утвердив свою власть над всеми жителями Кубанского края и Таманского полуострова, но не мог покорить тех черкесов, которые жили за Кубанью до берегов Черного моря. Эти горские народы как были, так и остались в независимости; такими они остались и тогда, когда турки в XV ст. захватили власть над крымскими татарами и генуэзскими колониями, находившимися в соседстве черкесов на берегах Кубани, Черного и Азовского морей, зависевшими до того времени от татарских ханов Крымской орды.

Подчинив своей власти и татар, и все народы, жившие в татарских владениях, турки все-таки не могли завладеть вольными черкесами, но сами эти горцы, приняв ислам, чтили турецкого султана, как главу всех мусульманских народов Кавказского края.

Магомет-Гирей, первый из крымских ханов, не имея успехов в покорении черкесов силой, старался овладеть ими притеснениями. С этой целью начал отдавать ногайским татарам кубанские земли для кочевья, не давая возможности горским черкесам распространять свои занятия на свободных от оседлого населения кубанских берегах; мало того, один из ханов поселил даже в черкесских землях, между Кубанью и Лабой, партию ногайцев, взятых из астраханских степей. Но и этими насилиями над черкесами ха ны все-таки не достигали желаемого; вольные закубанские горцы терпели всевозможные невзгоды, однако, Крыму не покорялись.

В то время азиатские владельцы восточного Кавказа один за другим, после падения Казанского и Астраханского царства, начали искать дружбы и покровительства грозного московского царя Иоанна Васильевича. Следуя этому примеру, и черкесы отправили к тому же царю депутатом своего князя Маашука с братьями для испрошения защиты от притеснения их татарами и турками, занявшими Таманский полуостров, где жили когда-то, после падения Тмутараканского княжества, черкесы.

Черкесское посольство прибыло в Москву в 1552 году, представилось царю, предлагая себя в подданство России с тем только, чтобы царь защищал черкесов от сказанных притеснений. В уверение своей и всего черкесского народа готовности поддаться России князь Маашук принес присягу по христианскому обряду (неизвестно, был ли он сам христианин, или окрестился в Москве).

Была ли в этом случае хитрость со стороны черкесов или произвольное выражение летописца, сообщавшего это событие, но только невероятно, чтобы черкесский народ поручил своему послу готовность вступить в русское подданство. Такое желание было не в духе вольных и независимых черкесов. Они, скорее, готовы были погибнуть от врагов при защите своей свободы, чем покориться чужой воле, хотя бы и Московского царя.

Но могло быть и так, что хитрый посол предложил царю подданство черкесов, дабы получить от него русскую помощь, зная хорошо, что черкесы на это не изъявят согласия и сам царь его не примет за отдалением русских границ от черкесской земли Действительно, царь принял черкесского посла благосклонно, обещал помочь черкесам против крымского хана, но не турецкого султана, с которым был в мирных отношениях. Какой ответ дал царь о предложенном подданстве черкесов России, неизвестно; да иного ответа и быть не могло, как пройти его молчанием и ограничиться обещанием помощи черкесам против их врагов.