Рейтинг@Mail.ru

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2

Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Том 2 2020-01-18T15:37:37+03:00

Но не всегда бывало так. Случалось, что лихой горец, подговорив себе таких же товарищей, крал девицу себе в жены, и если предприятие удавалось, то через три дня бегства и укрывательства уворованная девушка становилась его законной женой; если же замысел открывался, то или на месте действия, или в погоне смелый жених платился жизнью. При явных браках свадьба праздновалась шумно, молодежь, возбужденная выпитой бузой и пламенными взорами чернооких горских красавиц, производила на конях джигитовки, стараясь каждый выказать свою ловкость в верховой езде и замечательную быстроту и гибкость движений наездника, но при этом были случаи, что при крутых и быстрых поворотах лошади вместе с всадниками падали, и последние насмерть убивались, и начатая весельем свадьба, оканчивалась горем и слезами.

Черкесы были народом музыкальным, они пели песни, есраемый в дуплах деревьев от диких пчел. Никакой более другой промышленности и торговли на Черноморском побережье в древности неизвестно. Что такое взамен рабов и воска получали черкесы от своих заморских соседей, древние писатели тоже не говорят; только в последние времена турки доставляли черкесам оружие и военные припасы; впрочем, фабричные и колониальные товары также, должно быть, шли из Турции в Черкесию.

В других условиях жили черкесы на северной покатости хребта, имевшие сношения с кубанскими народами и западными европейцами, имевшими обширную торговлю у Босфора.

Здесь черкесы при сношениях с образованными народами и сами культивировались и, кроме рабов, имели возможность вести и другую промышленность. Доминиканец де Лукка еще в XIV столетии говорил, что черкесы, имевшие сношение с Босфором, были гораздо развитее своих соотечественников, живших в горах и на северо-во-сточных берегах Черного моря.

С течением веков промышленность черкесов в Прикубанском крае развивалась, и они вели уже меновую торговлю с ногайскими племенами, кочевавшими на степях между Кубанью, Доном и Астраханью. Польский дворянин Тарановский, проезжавший по этим степям в 1569 году, говорит, что черкесы торговали с ногайцами, доставляя последним сукно и другие предметы своего произведения, а взамен получали от них овец и прочий скот.

В конце XVIII ст. черкесы вели уже большую торговлю с русскими казаками войска Черноморского, когда они по Высочайшему повелению прибыли на Таманский полуостров и берега Кубани, на вновь пожалованную им императрицей Екатериной грамотой 30 июня 1792 года землю.

В это время племена Прикубанских черкесов имели обширное скотоводство, особенно лошадей и овец. Черноморские казаки застали еще на правой стороне Кубани черкесские аулы, хлебопахотные поля и большие табуны лошадей. Все это, по предложению кошевого атамана черноморцев Чепеги, было передвинуто за Кубань (на левую ее сторону), а посевы хлеба сняты на месте.

В первые годы прибытия казаков на Кубань черкесы снабжали их хлебом, скотом, лесом и другими предметами своего изделия и местного производства, даже оружие давали; взамен же всего этого получали от черноморцев соль, которой во всей черкесской стороне не было. Для этой торговли в разных местах по Кубани были устроены меновые дворы, на которых развилась большая торговля. Черкесы за свои произведения получали не только уже одну соль, но и прочие фабричные изделия за наличные деньги русского чекана, которые появились у них в обращении с того времени, как русские начали покупать у них товары. Хороший доход получали черкесы от звериного промысла, дававшего в продажу кожи крупных и пушных зверей, каковых в Черкесии было много; битых же диких кабанов доставляли прямо с тушей, так как они ничего свиного не употребляли.