Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

К чести народного характера черкесов надо заметить, что при вражде и кровомщении лица, имеющие вражду, встретясь неожиданно в чужом доме не провляют друг к другу притворного внимания и вежливости, а, напротив, показывают, что не замечают друг друга, и держатся один от другого подальше. Все это делается натурально, без на­тяжки и аффекции. Кровомщение господствовало у древних эллинов от Троянской войны до основания первых благо­устроенных обществ. Кара была богиней кровомщения. Гомер в «Одиссее» называет ее «жестокой» и «неутоми­мой —доказательство, что древние пелазги были так же жестоки в кровомщении, как и нынешние кавказские горцы.

Воровство и хищничество играют важную роль в жиз­ни горца. В этом отношении обычаи современных горцев схожи с обычаями древних эллинских пелазгов, у коих слово арете (добродетель) означало дикую отвагу в хищниче­стве и войне. Греческий герой так же, как и современный черкесский наездник, угонял у враждебного народа «быстромчащиеся табуны и стада быков «кривоногих» и «громко- мычащих», похищал людей в неволю, перепродавал их в другой отдаленный народ. Современный черкес хочет под­ражать громким подвигам своих народных нартов (гигант) и тле-хунтов (рыцарей), о хищничестве которых гласят народное предание и народные песни. Наконец, для совре­менного черкеса хищничество поныне (выражаясь по-евро­пейски) есть единственное средство сделать себе состояние, вес и доброе имя. Воспитываясь у аталыка, черкес с детст­ва приучается к оружию и лошади, с 16 лет начинает вместе с аталыком ездить на воровство и, как младший в партии, он должен ночью караулить лошадей, заботиться о их продовольствии и услуживать хищникам, которые с аффектацией стараются показать ему свое неуважение, как к мальчишке, не доказавшему еще ни храбрости, ни хищ­нических способностей. Многократное участие в хшцничествах и храбрость в отставании похищенного, мало-помалу, снискают молодому горцу вес и уважение, его начинают приглашать на все хищнические предприятия: отличив­шийся в набегах начинает сам собирать партии, и количе­ство собраных участников есть вывеска его достоинства. Посвящаясь на эту жизнь, он похищенных быков, лошадей и баранов раздает знакомым, потому что наездник должен иметь щедрую руку. Одного только он не может пода­рить — это заветных (махлуф) оружия и лошади, подарен­ных ему друзьями. Он ходит оборванным, питается по зна­комым, и так проходит его молодость в тревогах и на­бегах.

При осторожности жителей хищничество не всегда уда­ется, часто случается за украденного коня или быка по­платиться жизнью или увечьим. Но в трудности состоит вся слава хищничества. Впрочем, хищник не всегда далеко ищет добычи. Когда отряд строил одно укрепление за Ку­банью в 1848 году, князь одного из ближайших кабардин­ских аулов постоянно снабжал отряд порционным скотом за очень умеренную цену. После оказалось, что он с това­рищами без церемонии угонял скотину у своих подвласт­ных, и подвластные терпели это и никогда не жаловались, потому что дело делалось ловко.

Черкес, влюбившись, чтобы избавить от издержек и тягостных церемоний правильного сватовства, подговари­вает любимую им девушку к побегу, увозит ее под покро­вительством родных или близких знакомых, которые, принимая его и невесту его под свою сень, могут тем самым подвергнуться мщению всех родных похищенной невесты. Подарками и посредничеством родные невесты умилостив­лены, калым им весь выплачен или уплата его разложена на сроки, и спокойный с этой стороны черкес продолжает свою хищническую жизнь, пока или не падет в бою, или не сделает себе громкого имени в горах. А что бы себе сделать громкое имя в горах, ему нужно много трудиться. Так проходят средние лета его жизни.