Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

По необразованности горца он в настоящее время может быть полезным только в военной службе, но, постепенно воспитывая детей горцев в гражданских учебных заведе­ниях, можно направить их умы к более мирным целям. Черкесы, как и все наши кавказские горцы, чрезвычайно честолюбивы; те, которые служат в милициях и ходят с нами в набеги против непокорных, храбры в бою и стара­ются отличить себя. Офицерский чин, медали и ордена составляют предмет их стремлений. Для получения их они готовы на все. Тонкость ума, весьма шаткая мораль при тщеславии и честолюбии нередко делает их искателями и интриганами. И надо им отдать полную справедливость, что в искательстве и интриге они мастера и не имеют себе равных.

Семейная жизнь. Черкесская женщина. Чер­кесская княжна или дворянка также отдается в аталыки, где и остается до 12 или 13 лет, а иногда и до замужества. Обыкновенно княжна отдается на воспитание жене бога­того дворянина (тляхсктляж), имеющего свой аул вблизи княжеского аула. С 6 лет надевается на девушку сафьяновый корсет, с тем чтобы дать девушке стройность и тонкость стана, и в этом корсете она остается до замужества. Тес­ный корсет стесняет все движения девушки, и грудь у нее не растет совсем. Выходя замуж, девушка снимает корсет, и грудь в две недели вырастает.

Вообще, замечают, это у женщин, носящих корсет, эти органы лишены красоты. У абадзехов и некоторых шапсугских фамилий девушки корсетов не носят.

Аталычка девушку учит женским работам, объясняет ей будущее ее положение и обязанности. Как низшая по происхождению, аталычка своей воспитаннице-княжне от­дает первое место, соблюдает строжайший этикет. Обраще­ние черкесских девушек скромно и исполнено достоинства. Красота их известна всему свету: правильные черты лица,

стройный стан, маленькие руки и ноги, в поступи и движении есть что-то монументальное, гордое, достойное. Все, которые могли присмотреться к черкесским девицам и женщинам, говорят, что между ними есть такие красавицы, при виде коих невольно останавливаешься, пораженный, с изумлением. Девушек грамоте никогда не учат.

Возвратившись после воспитания в отеческий дом, де­вушка остается до замужества при матери. Здесь на ауль­ных свадьбах она может видеть молодых князей, танце­вать с ними, здесь молодой князь может дать заметить княжне свою любовь взглядом и выстрелами в ее честь, когда она танцует кафеныр (танец вроде лезгинки). Разго­вор и объяснение с девушкой не допускаются. Жених че­рез друзей и доверенных женщин, должен узнать чувства девушки, и тогда он сватается или уговаривает девушку к побегу. Если девушка согласна на побег, то в назначенный день, одевшись прилично, ожидает его ночью вблизи аула. Жених является с друзьями, схватывает девушку и на ло­шади скачет быстро, стараясь избегнуть погони. Брак по­средством похищения считается благороднее брака по сватовству и избавляет жениха и сватов от многих неприят­ных церемоний, свадьбы пируются шумно, и на свадь­бах князей и богатых дворов бывают под шумок неумышленные убийства, которые не сопровождаются кровомщениями.

После брака тотчас наступают переговоры о калыме. За дворянку платится 1200 рублей серебром, за крестьян­ку — 600 рублей серебром, величина же калыма за княжну зависит от того, из какого дома берется невеста. Во всяком случае, не менее 2 тысяч рублей серебром. Часть калыма нужно уплатить тотчас после свадьбы, деньгами или ско­том, лошадьми и прочим. Другая часть калыма остается в семействе, как собственность жены и почти никогда не выплачивается. Обхождение мужа с женою скромно и де­ликатно. Молодой муж не позволяет себе видеть жену днем, а непременно ночью и то украдкой. Видеть жену днем, вхо­дить к ней в саклю и разговаривать с нею в присутствии других может себе позволить только пожилой простолюдин, а князь и дворянин — никогда. Днем княгиня занимается шитьем, тканьем галунов, сакля ее наполнена женщинами и девушками ее аула, работающими под ее руководством. Она может принимать у себя в сакле родных обоего пола и почетных готей. Сакля мужа и кунацкая, где принимают гостей, составляют особые строения. В присутствии княгини наблюдается всеми присутствующими женщинами строгий этикет, за неприличное слово, даже за движение, строго взыскивается. Жена одного из конвойных князя позволи­ла себе в присутствии княгини темиргоевской, жены Джем- булата Айтекова, какое-то незначительное неприличие. Княгиня, не сказав ей ни слова, тотчас велела вооружен­ным прислужникам идти на выгон и взять пару быков, принадлежащих этой женщине. Быки были приведены на княжеский двор, убиты и отданы на съедение княже­скому двору и прислуге.