Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

«Каз-Бурун» составлена размером наподобие гекзамет­ров, и она поется с аккомпанементом пшины, как пели «Илиаду» древние рапсоды. Содержание «Каз-Буруна» сле­дующее: князья Большой Кабарды, потомки Кабарда, стар­шего сына Инала, хотят посадить для княжения над бесленеевцами одного из своих князей, но у бесленеевцев остался наследником малолетний князь, потомок Беслана, младшего сына Инала, и потому бесленеевцы сопротивля­ются. Князья Большой Кабарды вооружаются. Бесленеев­цы, как слабейшие, приглашают в помощь все закубанские черкесские племена и крымского хана. Собираются все закубанские воители. Здесь поэт делает описание всех наро­дов и князей, участвующих в союзе, вычисляет дворян­ские роды. Скопище поднялось и двинулось в Большую Кабарду. Кабардинцы также собрались, заняли позицию на реке Баксане и укрепили ее опрокинутыми арбами. Завя­зывается бой, темиргоевцы и бжедухи показывают чудеса храбрости, растаскивают арбы, врываются в укрепление. Победа остается за закубанскими черкесами, и кабардин­цы отказываются от своих притязаний. Этим кончается поэма.

Песня, которую поют шапсуги описывает взятие Дер­бента (Демир-капу). Черкесы по вызову крымского хана по­шли с ополчением на Дербент. Здесь было все лучшее чер­кесское дворянство, и князья Болото/ковы отличались та­кою храбростью в этом походе, что крымский хан дал этой фамилии права Черного хана (каран-хана или кара- султан), т. е. все права настоящего хана над народом везде, где не управляет лично сам Белый хан, т. е. повелитель Крыма. Черкесы говорят, что эта песня (как бы родословная книга их дворянства. Те фамилии, которые не поиме­нованы в этой песне, не могут считаться коренными дво­рянскими фамилиями. В прежнее время певцы (гегуагуа) высоко были чтимы князьями и дворянством, они ходили в бой и были впереди войск. Князья гордились иметь при себе певцов; теперь времена переменились; религиозное магометанское напряжение заставило смолкнуть песни, муллы преследуют их, как нечто языческое. Пение и музы­ка находятся в полудиком состоянии, но в мотивах видна мелодия, вроде григорианского церковного напева. Здесь, как и везде, музыка родилась из церковных песнопений. Христианство исчезло, но мотивы его остались.

Грамотность на черкесском языке не существует, а зна­ние арабского языка мало распространено в народе. Боль­шая часть князей и старшин не знает грамоты, а потому муллы и ефендии, знающие арабский язык, суть единствен­ные представители грамотности в народе и на народных вече и разбирательствах имеют большой вес. Чувство изящ­ного проявляется у черкесов в их одежде, оружии, сереб­ряных работах — любо посмотреть на черкеса, едущего верхом; как все это легко, ловко и вместе с тем прочно, какая драпировка его шерстяного чекменя, какая оправа оружия, какая легкость и удобство седла! А во время боя как ловко управляет он лошадью, какая грация в движе­ниях, как ловко он умеет выхватывать винтовку! А во вре­мя дождя или сырых туманов как изящно опахнется сво­ею буркою! Шишак и кольчуга, лук и колчан теперь на войне не употребляются, но хранятся как святыня, как остаток рыцарских времен, о которых черкесы вспомина­ют со вздохом. В настоящее время при плате за кровь князей и высшего дворянства все эти рыцарские доспехи и вооружения составляют необходимые статьи.

Военные силы. Нижние абадзехи, темиргоевцы, егеру- каевцы, махошевцы, бесленеевцы, беглые кабардинцы и прпкубанские абазинцы, живя на равнинах, имеют боль­шое число лошадей и суть лучшие наездники. Народы, жи­вущие по ущельям, дерутся лучше пешком, чем верхом, как, например, нагорные абадзехи. Если предположить сборище со всех немирных черкесских племен, то из всего Закубанского края может собраться до 10 тысяч конных и столько же пеших. Черкесы не имеют орудий и хотя у шап­сугов есть фальконеты английского литья, но они их редко употребляют в поле. Закубанские черкесы, привыкнув к политической раздельности, не подчинены одной власти, одному князю из своих и потому более способны к набегу v небольшими силами, чем к правильной войне. Малые пар­тии смелы, предприимчивы и потому всегда опасны для спокойствия края, но большие сборища, затеваемые черке­сами, редко что-нибудь сделали, потому что в них столько же было голов для совета, сколько рук для боя. Успехи, оказанные чеченами и лезгинами в уменье употреблять военные силы, еще не дошли до черкесов.