Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Черкесы говорят, что в прежнее время было гораздо больше честности в народе и в князьях; что кабардинцы, имевшие большое влияние на облагорожение нравов, дав­шие черкесам свой дворянский обычай (уоркхабзе) и свою моду, в последнее время наделили закубанских черкесов всякого рода обманами, изменами, неисполнением обеща­ний и присяг, и народ, некогда честный, сделался теперь, по выражению абадзехов, тха-габц (богообманыватель).

Случаи пресечения рода владетельного князя очень ред­ки. Тогда тляко-тляжи должны выбрать себе в князья од­ного из родственников умершего князя.

Рассказывают, что Болотоков, убитый в сражении, оста­вил молодую жену без потомства. Тляко-тляж Догужнев на первых же порах убедил молодую княжескую вдову иметь

с ним связь, и родившийся от этой связи сын был признан всеми тляко-тляжами законным сыном Болотоковых. Боль­ше чем где нибудь уважаются князья в Большой Кабарде и у темиргоевцев. а менее всех — у махошевцев.

Из этого краткого обзора мы видим, что князь имеет много силы в народе, но тляко-тляжи ограничивают его власть, что в случае, если князь делается слишком тяжел народу, то народ на это отвечает или бегством поодиночке и переселением в другие общества, или же часть народа отделяется от старшего князя и переходит к младшему брату, образуя отдельное владение.

Черкесы терпеливы и много переносят, если князь их храбр и воинствен. По мере того как народ мирится с на­ми, князь постепенно теряет свою власть и силу. Народ, по­теряв свою независимость и видя, что пристав наш имеет больше силы, чем их князь, перестает уважать своего кня­зя, и нередко в народе доходят до толков на сходках: ну­жен ли князь тому народу, который покорился нашему правительству? Нужно ли сохранить князю те выгоды, ко­торые народ предоставлял князю доселе? В настоящее вре­мя на Кавказе общества нередко завязывают споры о платеже ясака князьям на том основании, что, покорившись России, они не нуждаются в вооруженной защите своих владельцев. Так, в недавнее время осетины подняли вопрос подчиненности против своих ельдаров, дигорцы — против своих бадилатов, ногайцы — против своих мурз и султа­нов. Бывали нередки примеры, что враждебный нам князь, помирившись с нами, вдруг лишался всякого веса и влия­ния. Например, султан Каплан-Гирей, который до 1845 го­да являлся главою всех волнений и глубоко был уважаем за Лабою, как только помирился, мгновенно потерял вся­кое влияние. Нет сомнения, что успехи нашего оружия на Кавказе совершенно поколебали у черкесов власть князей и веру в них.

Другая опасность угрожает князьям со стороны мюри­дизма, который стремится к уравнению всех горцев и к уничтожению прав и преимуществ дворянства. Наибы, по­сылаемые в Закубанский край Шамилем, постоянно ста­раются утвердить свою власть во вред власти князей. Хаджи-Магомет не одного князя стегнул плетью, а когда тот потребовал у него разбирательства, то Хаджи-Магомет как священная особа отказал в разбирательстве князю. Магомет-Амин женился на Болотоковой, сестре темиргоев-

ского князя, — неслыханный пример неравного брака княжны с дагестанским пастухом. Тот же Магомет-Амин расстрелял махошевского князя М. Багорсокова. Итак, мю­ридизм, с одной стороны, и успех оружия нашего, с дру­гой — колеблят власть князей, доселе столь твердо стояв­шую, укорененную в глубокой вере народа и на его неза­памятных обычаях. Жаль этих родов^ которые в самых разных чертах олицетворяли доблести и пороки черкесско­го народа.