Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Иногда тяжущиеся стороны готовы оста­вить дело, но уполномоченные опять подожгут тяжущихся, и история продолжается долго. Когда обе стороны согла­сились на решение посредников, то назначается по адату или шариату удовлетворение. Тяжущиеся платят адвока­там и посредникам за их труд, и дело кончается. Остается выигравшему дело получить удовлетворение. Проигравший дело, разумеется, неохотно платит, а нет власти, кроме кровомщения, чтобы принудить проигравшего удовлетво­рить сыщика (истца). Это отсутствие принудительной силы чувствовали абадзехи, издавая дефтер 1841 года. Главные статьи дефтера относятся ко внешней обороне края и об этом будет сказано ниже. Абадзехи решились уничтожить у себя воровство, хищничество и измену, на-

значив за этого рода преступления огромные штрафы и наказания. Для споспешествования этому они учредили в каждом из народов верховное судилище — мегкеме, состо­ящее из судей, избранных из среды старшин, под председа­тельством наиба, которому вверили власть исполнения при­говоров суда. Наиб имеет под своим начальством команду муртазеков (из сыновей почетных фамилий), которые по приказанию наиба должны заставить ослушника повино­ваться, кто бы он ни был — старшина или простолюдин. По обычаям, преступников несвободного класса секут пле­тью, облагают штрафом, убивают каменьями, кидают с кручи или застреливают. Преступники свободного класса отделываются штрафами.

Кроме мегкеме, учрежденного в четырех абадзехских обществах, учреждены ибары. Старшины с муртазеками объезжали каждую общину (псухо) по очереди, производи­ли суд и наказание и штрафовали нещадно. В первое время после учреждения мегкеме абадзехи строго исполняли свое постановление, но с прибытием за Кубань Хаджи-Магоме­та, дела приняли другой оборот. Войны против нас усили­лись, и сила мегкеме начала падать, так что многие из них были закрыты. В последнее время, в 1847 году, народные суды получили опять силу и значение, и на народном со­брании на реке Пшехе пять народных мегкеме слиты в одно общее мегкеме. На собрании на Пшехе избраны пред­седатель, судьи и муртазеки. Многим своевольным этот порядок вещей не нрарится, и неоднократно, были схватки между муртазеками и осужденными. Письма Шамиля к абадзехским старшинам поощряют введение мегкеме. В мар­те 1846 года беглые кабардинцы учредили также мегкеме и избрали себе кадия, валия и наиба. Целью устройства мегкеме положили они «восстановление падающей веры, уничтожение воровства, разбоя, измены, обмана и зависти». Устройство народных судов есть мысль самородная у абад­зехов и делает честь способностям этого народа. Чувство правомерности начинает возрождаться, и народ сам в себе находит органы для сокращения зла.

Адат, маслахат, шариат и тарикат. Народы черкесские не имели никогда писаных законов, а управлялись иско­ни своими древними обычаями. Эти обычаи изустным преданием переходили из рода в род, и совокупность обы­чаев каждого народа, служащая ему правилом для семейной и общественной жизни, называется адат, или адет. Каждый из черкесских народов имеет свой собственный адат, но все эти адаты в общих своих основаниях сходству­ют. Адат кабардинский считается самым лучшим и принят почти везде у черкесов.

М а с л а х а т есть договор. Когда враждующие племена желают помириться то высылают посредников, которые за­ключают между враждебными сторонами маслахат, чтобы жить мирно между собою и совокупными усилиями дейст­вовать против общего врага. Маслахат, как и всякий дого­вор, есть мера временная и теряет свою важность и обяза­тельную силу с изменением обстоятельств.

Шариат есть нравственная философия и граждан­ское право магометан. В этой книге, основанной на Коране, находятся правила нравственности, браков, наследства и наказания за преступления. В нынешнее время возгорев­шаяся ревность к магометанству в Дагестане и Чечне пове­ла за собою падение или ослабление силы адатов. У черке­сов шариат до 1829 года был распространяем агентами анапского паши, а с 1841 года в пользу распространения ша­риата действовали агенты Шамиля, украдкой пробирающие­ся из Чечни в Закубанский край. Но, менее того, шариат не везде еще принят у черкесов. Князья и дворяне, не под­писав сами уничтожения своей власти, не могут охотно согласиться на уничтожение адата и полное введение ша­риата, но в обществах абадзехских, шапсугских и по все­му восточному берегу шариат, не встречая никакого сопро­тивления в высших классах, введен в употребление.