Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Т а р и к а т есть учение религиозно-политическое, осно­ванное на Коране. В политическом смысле это учение есть чисто демократическое. По теории тариката: 1) все мусуль­мане должны быть свободны, рабство должно быть уничто­жено, магометанин не должен платить никакой дани, кро­ме заката, т. е. десятины, на мечети в пользу распростра­нения исламизма; 2) все магометане равны и разница прав сословий должна быть уничтожена; 3) магометане долж­ны жертвовать всем, чтобы не быть псд игом неверных. Это учение из Дагестана мало-помалу проникло к черке­сам. Везде, где оно проникло, черкесы разрывали связь с нами, меновая торговля прекращалась, мирные черкесы бросали свои аулы и уходили в горы. У черкесов проповедо­вали шариат Гаджи-Магомет в 1842—1844 годах, Солиман- ефендий — в 1845 году и шейх Магомет-Амин — с 1849 года. Все они родом из Дагестана или Чечни, и доверенность и уважение к ним черкесов весьма значительны.

Внешние сношения черкесов. Живущие за Кубанью и на восточном берегу Черного моря постоянно имеют сно­шения с Турцией. Ежегодно отправляются богомольны в Константинополь и другие порты Малой Азии, откуда с караваном отправляются в Мекку и Медину. Из князей, старшин и достаточных людей почти все перебывали в Мек­ке если не два, то по крайней мере один раз в жизни. Мирные черкесы берут у нас паспорта, немирные же от­правляются к шапсугам и убыхам и на чектырмах про­крадываются в Константинополь. Несмотря на бдитель­ность наших крейсеров, им удается пробираться в Турцию, но бывают часто случаи, что чектырмы, застигнутые в море нашими крейсерами, попадают в плен. Путешествие в Мекку продолжается обыкновенно два года. Возвратив­шиеся пользуются большим уважением и принимают ти­тул хаджи. Фанатические их рассказы про турецкого сул­тана и египетского пашу волнуют народ. Народы черкес­ские, живущие за рекой Лабой и по берегу Черного моря, признают, как я сказал выше, турецкого султана своим ха­лифом, главою религии, и на всех переговорах с нами ссылаются на мнимое покровительство султанов. Что же ка­сается до того, что султан Адрианопольским миром пере­дал России свои права на обладание черкесами, то черке­сы отвергают права султана, говоря, что он не есть и не был их государем никогда, а что он только глава религии.

Сефер-бей Заноко, шапсуг, живущий в Константино­поле, постоянно в переписке с шапсугами сочиняет от име­ни абадзехов и шапсугов протестации и издал от имени черкесов декларацию их независимости. Акты эти доходят до черкесов и поддерживают их упорство в борьбе с нами. Беглые кабардинцы, бесленеевцы и абазинцы не упомина­ют никогда о покровительстве турецкого султана, о покро­вительстве этом толкуют только абадзехи, шапсуги, нату­хайцы и народы черкесские, живущие на восточном берегу Черного моря. Кроме религиозной связи с турками, черке­сы имеют с ними также тайные торговые сношения. Во времена греков, римлян и Византии черкесы торговали не­вольниками и женщинами. После падения Византии чер­кесы продолжали эту торговлю во все времена с турками. Так как многие из черкешенок попадали в гаремы к султа­ну и его вельможам, то черкесы считают турецкого сулгака и всех первых сановников Оттоманской империи свои­ми родственниками и единоплеменниками. И доныне выс­шим предметам честолюбия для черкешенки есть попасть в гарем султана. Устройство укреплений на восточном бере­гу Черного моря нанесло сильный удар этой торговле людьми, не нравится это черкесам ц туркам, и потому-то черкесы, живущие на берегу Черного моря, делали много­кратные попытки для уничтожения наших укреплений, ко­торые, наблюдая за устьями речек с многочисленными бухтами Черноморского берега, всеми мерами препятство­вали этой выгодной как для турок, так и для черкесов, торговле.