Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Весною 1849 года Шамиль послал за Кубань третьего своего наиба, шейха Магомет-Амина, человека даровитого и смелого. Он был перевезен из Чечни на Кубань, скрытый в арбе, нагруженной разными товарами, и неожиданно по­явился за Лабою. Влияние его на немирных черкесов было огромно и принудило нас удвоить осторожность. Осмотрев­шись в крае, Магомет-Амин, руководимый Мамкой Шугу- ровым, собрал сборище до 3 тысяч военных и сделал сме­лый марш из Меакопы (урочище Майкоп, чрез Псемен, в верховьях Большой Лабы) на реке Уруп и Кефар. Он кинулся на беглых кабардинцев и башильбаевцев и пожег аулы, чтобы заставить эти два народа пойти за Лабу и Белую, но в этот раз за Магомет-Амином ушло немного, потому что на реках Зеленчуках, Куме и Уруп остались ка­бардинские и башильбаевские посевы. Народ не хотел оста­вить свои земли и идти за реку Белую, где нет такого при­волья, чтобы поместить всех, могущих бежать к непокор­ным. Зато махошевцы, темиргоевцы, егерукаевцы и гатукаевцы признали над собою власть Магомет-Амина и отложились от нас; эти народы должны будут вернуться из- за недостатка земли за рекой Лабою.

Зимою 1850 года по распоряжению нашему беглые ка­бардинцы поселены на Большом Зеленчуке, а оставшиеся от побега бесленеевцы переведены на Уруп, ближе к нашим станицам. Весною 1850 года Магомет-Амин сделал смелый марш на Зеленчук, увел бесленеевцев за реку Белую, но за попытку увести бесленеевцев он жестоко поплатился, пре­терпев поражение на реке Урупе от отрядов полковников Волкова и князя Эристова. Осенью 1850 года мы сделали обозрение реки Белой от Меакопы до впадения ее в Ку­бань и выбрали место для постройки укрепления. Укрепле­ние это (Белореченское) построено в 1851 году, и через ре­ку Белую перекинут мост. Когда линия укреплений станет на реке Белой, тогда частые набеги и стеснение абадзехов могут их довести до того, что они если не покорятся сами, то, по крайней мере, не будут иметь возможности принимать к себе за реку Белую мирные народы, которые по первому неудовольствию к нам подымаются и бегут за Лабу. Построение укрепления на реке Белой уже оказало свое влияние; часть бежавших народов вернулась к нам, а остальные не замедлят возвратиться; махошевцы уже выдали нам аманатов, часть же темиргоевцев и гатукаевцев вернулась к нам.

Спокойно и настойчиво мы преследуем с 1840 года мысль постепенного утверждения нашего между Кубанью, Лабою и Белою. Волнения черкесов, их партии и скопища делали нам много затруднений, но никогда не могли поме­шать нам в наших намерениях. Несмотря на все препят­ствия, каждый год строится одна или две станицы или укрепление. Край между Кубанью и Лабою наполняется нашим населением, и черкесы ежегодно теряют навсегда какую-нибудь часть своих привольных и плодоносных зе­мель. Линии наши что раз, то ближе опоясывают горы. Черкесские народы так умны, что со временем поймут вы­году покориться по необходимости, нежели продолжать свою скитальческую жизнь и слушать возмутительные воз­звания агентов Шамиля. Еще много предстоит трудов и борьбы, но война эта должна кончиться в пользу нашу и христианской цивилизации, влияние которой должно про­извести свое действие и приобщить черкесские полудикие народы, столь щедро наделенные природою, к семейству европейскому, к которому принадлежат они физиологиче­ски и которого, быть может, они суть одни из родоначаль­ников.

Пройдут годы, изменятся обстоятельства и постепенно успокоится эта страна — поприще стольких трудов, страна, на которой, так сказать, нет места, не окупленного подви­гом, не ознаменованного кровавым событием. Земледелие и промышленность обогатят землю закубанскую, честным бо­ем завоеванную, кровью храбрых облитую. Когда-нибудь досужий писатель соберет материалы прислушается к пре­даниям, опишет просто, без прикрас, эту войну и подымет из минутного забвения героев, доблестно, неусыпно боров­шихся на этом отдаленном, долго безвестном поприще. И каждый период этой войны будет поэмой, строгой и вели­чественной, полной геройских эпизодов. Перед лицом чи­тателя восстанут бойцы обеих противных сторон. Наши русские, храбрые, твердые, настойчивые, каждый раз с новым рвением шедшие на новый бой, год за годом все