Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

«Положение горцев ухудшается. Паше приказано не отправлять их более в Константинополь, но задержать в Анатолии. Он отвечал что средства пашалыка истощены, что он не может держать горцев и просил высылки паро­ходов, не отвечая за последствия. Пароходы пришли и взяли несколько тысяч горцев, которым уже перестали давать чистый хлеб, но смешанный с кукурузой. Был слу­чай голодной смерти. Тиф слабее, оспа свирепствует».

«Перевозимые на нашем пароходе «Бомборы» горцы до того бедны, что им нечего есть, почему начальник Даховского отряда приказал наиболее нуждающихся довольство­вать по морскому положению».

«В рекрутьи турки берут только неженатых, и потому гор­цы продают своих жен и детей и поступают на службу».

Нельзя решить, когда бедствия горцев достигали более ужасающих размеров — в 1863-м или в 1864 году. Если в 1863 году выселялись наиболее состоятельные горцы и скопление их в Анатолии и Европейской Турции не дости­гало еще, как в 1864 году, тех громадных размеров, кото­рые лишили турецкое правительство всякой возможности своевременно подавать помощь переселенцам, то, с другой стороны, их неожиданное прибытие на мелких судах, ко­торые ради дешевизны нередко перегружались невозможным числом пассажиров, вызывали чрезмерную болезнен­ность и смертность, уничтожило всякую вероятность на устройство их на новых местах без помощи турецкого пра­вительства. Помощь эта дорого стоила туркам. По свиде­тельству нашего консула в Трепизонде в марте 1863 года турецкое правительство тратило ежедневно до 1000 золо­тых меджидие. Одного хлеба выдавалось в день более чем на 20 000 пиастров. Водворение горцев, по словам нашего поверенного в Константинополе, было сопряжено с громад­ными расходами, так что наличных средств Порты не хва­тало и она предполагала заключить специальный заем для этой цели в один миллион турецких лир или до шести миллионов рублей металлических. Определить по нашим официальным сведениям действительный размер расходов турецкого правительства по приему и водворению гордой невозможно, да и едва ли в самой Турции существуют ка­кие-нибудь документы, по которым этот вопрос можно бы­ло бы разрешить точно и верно.

Хороший прием и достаточное пособие горцам, подобно тому, как и самое их выселение, были весьма желательны турецкому правительству, но оно вовсе не ожидало пого­ловного выселения черкесов. Смотря сначала на выселение, как на весьма благоприятный для нее шанс усилить му­сульманский элемент для подавления райи, она привлекла горцев, не рассчитав своих наличных средств, заигрывала с переселившимися, заставляя христианское население снаб­жать их необходимым помещением и всем, что нужно для водворения; она продолжала даже высылать эмисса­ров для усиления выселения, но когда сотни тысяч душ обедневших и изнуренных черкесов бросились разом в Трепизонд и Константинополь, Порта не только не была в со­стоянии удовлетворить их нужды, но увидела в горцах опасность для внутреннего спокойствия.

«Турецкое правительство, — писал наш поверенный в Константинополе, — желает перевозить горцев в разные пункты, чтобы не селить их сплошными массами, для пре­дупреждения могущей произойти от того опасности для общественного порядка и для государственной власти».

«Из Трепизонда горцев направляют прямо в Карсу я Арзингану, от чего по всей дороге страшные разбои, — писал Мошнин к генералу Карцову.— На черкесов ника­кого суда нет, и местные власти их боятся. Эмин-паша ни­чем не занимается, кроме черкесских дел, и то затем, что­бы составить капитал за счет переселенцев».

«Предполагается,— доносит наш консул в Эрзеруме,— поселить до 4000 семей горцев, разместив на 30 домов од­но черкесское семейство — для его содержания, выдачи ему посевов, постройки дома и пр. 1500 семей должны быть отправлены в Ван и Гекияри, остальные будут размещены в Карсском санджаке и Эрзерумском вилайете, за исключе­нием Баязетского округа, занятого по преимуществу кочу­ющими курдами».