Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

В 1805 году И. П. Дельпоццо был назначен приставом Кабарды и рьяно принялся за работу. Он был сторонником мирного сближения между кабардинским и русским народами, по мере возможности старался избегать крайних мер. Его предложения были направлены в сторону общественного переустройства Кабарды, улучшения судо­производства, упорядочения поземельного вопроса. Однако при всем этом он оставался проводником колонизаторской политики царизма на Северном Кавказе. В частности, любопытна его попытка собрать из кабардинцев горскую милицию, дабы использовать ее против непокорных горцев.

В 1810 году Дельпоццо был назначен комендантом Владикавказ­ской крепости, в 1818 году — комендантом в Астрахань, где и скон­чался в 1821 году.

Публикуемая впервые «Записка о Большой и Малой Кабарде», подготовленная Дельпоццо в 1808 году, — плод его личных наблюдений и общественных воззрений — представляет значительный научный интерес.

Не входя в подробность самих дальнейших с ведений, касающихся до времени обстоятельств, происходивших с начала занятия Кавказской линии, какие оказывали кабардинцы дерзкие поступки свои противу границ и войск его императорского величества, о чем главному начальству, здесь управляюще­му, и всей публике из многих примеров довольно изве­стно, и не наводя теми излишних затруднений, затмева­ющих самое понятие, нужное изображаемой материи, я имею счастье изъявить только те, которые мною испытаны в течение времени управления моего сими народами.

Три года тому назад, что я имел счастье удостоиться по всевысочайшему его императорского величества повелению, по выбору и представлению покойного главнокомандующего на Кавказской линии и в Грузии господина генерала от ин­фантерии князя Цицианова быть начальником для управ­ления народами, Большую и Малую Кабарду составля­ющими, я за долг, честь и обязанность поставил себе: бо­лее ничего не иметь в моем сердце, кроме исполнить со всяким и возможным усердием столь трудную долж­ность — исполнить желание высочайшей воли, сходно с намерениями августейшего монарха, кроткого, чадолюби­вого и ангелоподобного всемилостивейшего государя наше­го императора, и исполнить волю начальства, меня руко­водствующего, повелений, сделавши пользу от народа, за­висимого от моего начальства.

Сначала я должен откровенно сказать: я видел все трудности и невозможности, которые должен найти, чтобы сделать такой народ покорным, который в каждое время был и есть всегда неприятель к послушанию и повинове­нию российскому престолу.

С меньшей преданностью, с меньшей горячностью жела­ния служить государю и отечеству я бы отказался от та­кой должности, где прежде предвидел все трудности и не­удобства достигнуть желаемой цели, сделать сей народ по­лезным государству! Но только искавши получить славу, как исполнить мою должность, или желавши славу, кото­рая следует от утешительного свидетельства, что я могу сам себе делать право похвалиться, что я кончил мою службу его императорскому величеству со всею моею охо­тою, усердием, истинною преданностью и верностью, при­нял я на себя столь трудную должность.

С самого начала моего вступления в правление я поло­жил все мои старания узнать самые вернейшие причины, от чего сей народ не терпит русских, и средство, чрез ко­торое можно сие приостановить, отвратить и привести в надлежащи» порядок. Я с ними советовался, спрашивал и нашел, что их причины, которыми нас обвиняют, есть са­мые слабые, и совершенно доказал им их несправедли­вость! Но только, чтобы они не могли нас ни в чем упре­кать, я все делал сколько возможно было моей силе, что­бы сделать им во всем удовольствие.