Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Права князей. Всякий князь есть владетельный, владение его переходит наследственно в род по правилам, означенным в Алкоране. Власть князей совершенно бы неограничена была, если бы духовенство и некоторые мне­ния, от времени утвердившиеся, оную не умеряли. Уздени и простолюдины им принадлежат, они по произволу распо­лагать могут их собственностью, но не имеют нрава на жизнь. Им также предоставлено право производить из про­стого народа в уздени за важные услуги, обществу ока­занные.

Права узденей. Узденям принадлежат просто­людины, над которыми они, подобно как и князь, власть имеют и получают их по наследству. Уздени могут в слу­чае неудовольствия оставить своего князя и перейти в другое место, но как князь имеет право лишить их имения, посему редко они его покидают и в большом у князей повиновении. Вновь пожалованные уздени из простолюдинов, по нескольким уже поколениям, приобретают присвоенные старым узденям права и почтение; некоторые древнейшие роды узденей наравне с князьями почитаются.

Обязанности узденей. Уздени обыкновенно находятся при особе князя, который их употребляет для исполнения своих и общественных дел. Они по выбору хо­дят с ним на войну и суть его телохранители. Уздени столь свято почитают обязанность сию, что в бою все ско­рее падут на месте, нежели уступят неприятелю тело или оружие своего: за выкуп даже плохого княжеского ору­жия денег не пожелают, дабы избежать постыдного упре­ка, что предали его в неприятельские руки на поле сра­жения.

Рабство простолюдинов. Простолюдины со­держатся у них в совершенной неволе и нищете. Они исполняют с рабским благоговением приказания князя сво­его или узденя, которые употребляют их обыкновенно в свою прислугу, для смотрения за скотом, ульями и для хлебопашества; в подвигах же воинских без крайней не­обходимости не участвуют.

Законы и бывшее судопроизводство. Ка­бардинцы по сию пору не имели ни учрежденных судов, ни писанных законов. Некоторые обряды их религии и обыкно­вения, от времени сильно вкоренившиеся, служили им свя­то почитаемыми законами, которые никто нарушить не смел. Ежели и случалось, что оные преступали, то по влия­нию, которое имеют на умы малообразованных народов исполнители обрядов какой-нибудь религии, особливо недавно водворенной, отдавали они преступников, в важном общественном деле замешанных, на суждение духовенству и строго наблюдали за точным исполнением сделаннного ими приговора, либо же до себя касающиеся обиды решали силой между собой.

Учрежденное ныне в Кабарде правитель­ство. Теперь, по согласию народа, учреждено нами в Кабарде настоящее правление. При каждом из трех упомя­нутых родов составлен духовный суд (мехкема), имеющий власть судопроизводную. Он состоит из одного первосвя­щенника и из нескольких при нем находящихся духовных особ, они судят по Алкорану. Для исполнительной власти при оном же составлено собрание из нескольких князей, в нем председательствует старший летами князь и именуется тогда уали. И так дела каждого семейства рассматривают в суде, при главном роде его учрежденном. Когда же дело касается до двух семейств, не к одному роду принадлежа­щих, тогда собираются оба суда в одно место и окончивают оное. Когда же до всех трех касается, то все собираются.

Образ настоящего судопроизводства. Ежели кто-либо на трех званий, принадлежащих к одному роду, считает себя обиженным, то доносит о том старшему князю (уади), который представляет обвиняемого и обвиняющего первосвященнику; сей последний собирает духовный суд и, решив дело по Алкорану, налагает по оному наказание, за исполнением которого обязан блюсти уали. Хотя и весьма редко кабардинцы обращаются в своих раздорах к сей рас­праве, однако ж примеры отмщения обид силой теперь уже не столь часты.