Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00
  • 81. Доколе нравы кабардинского народа не испорти­лись, они подобны были во многом древним лакедемон[янам]. Рыцарство составляет еще предмет славы каждого, и рос­кошь не вкралась еще и поныне в сердца сего народа. Зо­лото и серебро ставят почти они ни во что; напротив того, всякие доспехи и оружие считают всего драгоценнее. Пища их повсюду одинакова, и если у них нет, как у спартан­цев, общих столов, то, сходно с ними, каждое семейство, от прадеда до позднего поколения, живет нераздельно и упо­требляет пищу из одного котла. От сего в народе сем не го­ворится: столько-то семей или дворов, но — столько-то котлов.

При рождении младенца не погружают его в воду, но оставляют на воздухе одни сутки без всякого призрения; по прошествии года подают ему оружие и что-нибудь скудель­ное: если он примет первое, то отец и все семейство дают праздник. При воспитании детей приучают их быть сме­лыми, бодрыми, живыми и проворными. По прошествии же семи лет учат владеть конем, стрелять из лука и ружья. Для сего, как выше сказано, отцы отдают детей своих на воспитание другим, дабы не допустить юности вкусить не­гу, могущую произойти от природной родительской к де­тям горячности.

Возмужавший возвращается в дом отца своего. Молодые люди обоих палов могут видеться свободно; в праздничные дни бывают пляски, где они между собою знакомятся. Вступая в брачный союз, жених должен платить за невесту калым, т. е. вывод рыцарскими доспехами, как-то: панциря­ми, наручнями, ружьями и тому подобным. Случается так­же, что калым платится рогатым скотом или наличными деньгами по обоюдному согласию отца невесты и жениха. Вступившие в брак должны весьма скрытно и, так ска­зать, украдкою иметь супружеское сообщение.

Сходство их со спартанцами близко во всем, даже и в порочных обыкновениях: ибо им позволяется красть, как и в Лаке|демон[е], но только с тем, чтобы скрываем был всякой след покражи; подобно тому спартанцу, который, допустив лисице, им украденной и под по спрятанной, прогрызть ему бок, сохранил молчание, всякий черкес со­гласится лучше умереть, нежели быть обличенным. Воров­ство, коего следы остаются навсегда сокрытыми, приобре­тает отличившимся в оном особенное уважение. Наконец, старость лет между ними, как и у спартан[цев], в крайнем почтении, и никакой молодой человек перед стариком не дерзает сделать ни малейшей невежливости.

  • 82. Несходства в нравственных свойствах и располо­жение ума между кабардинцами и лакедемонянами суть следующая: спартанцы отличались твердостью, а сии озна­меновываются непостоянством и вероломством; впрочем, по примеру первых, они любят вольность и независимость свою до бесконечности.
  • 83. Непостоянство и вероломство сего народа вкра­лись с тех пор, как они сделались магометанами; причи­ною сему можно полагать слабое их исповедание веры. Многие кабардинцы сохранили и доныне еще следы быв­шего у них христианства и почитают со всяким благого­вением некоторые наши праздничные дни, притом, по об­щему уверению одноземцев их, в пределах Кабарды нахо­дится одно место, Татартуп называемое, где, вероятно, был прежде храм Божий, по образу христианскому сооружен­ный, который, разрушен будучи временем и обстоятельст­вами, представляет ныне одни только развалины. К сему храму, по их уверению, сохраняют они столь великое благо­говение, что в чрезвычайных между собою обязательствах клянутся оным и никогда уже сей клятвы не преступают.

Гонимый или обидимый, ищущий убежища у Татартупа и добежавший до оного, остается невредимым.