Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00
  • 121. Сии и сему подобные внушения произвели в народе твердое намерение к побегу от нас за границу, к чему способствовало тогдашнее расположение их кочевья и близкое их с однородцами, за границею живущими, со­общение. Воспрепятствовать же им в сем предпринятом на­мерении невозможно было, потому что от всякого с нашей стороны решительного предприятия народ сей сделался бы явным нашим неприятелем и ускорилось бы их с живущи­ми за Кубанью ногайцами соединение. И чрез то самое умножились бы силы неблагоприятствующих нам народов. Сей народ, утвердясь присягою в исполнении сего их на­мерения, отправил предложения свои, при поверенных от общества, с приложением печати, закубанскому Коромп- Султану, живущему на правом берегу реки Лабы, от кото­рого получены были письменные удостоверения не только о принятии их, но и о вспомоществовании им в переправе чрез реку Кубань партией закубанских черкес.
  • 122. Главная причина столь смелого и для народа невыгодного намерения воспоследовала от корыстолюбия некоторых мурз, предвидевших, что заведенный порядок и устройство лишит их способов к угнетению по своей воле народа, как об[в]ыкли они в прежних своих за Кубанью жилищах.
  • 123. Вышеписанные обстоятельства понудили мест­ное начальство переселить их на выгоднейшие для них места, под присмотром поставленных над ними начальни­ков или приставов. Они, объяснив народу пользу и выгоды, происходящие от житья их на нашей стороне, открыв им намерение подговорщиков, успели склонить большую часть народа желать нового переселения близ наших крепостей и быть в лучшей зависимости; и сие с общего их согласия учинено в 1793 году. В новых сих поселениях подозритель­ные помещены были между надежными. Над каждым уча­стком поставлен старшина из их же сословия, который обя­зан был ответствовать за прочих в его ведомстве живущих: зачинщики же сего заговора отправлены к главнокоманду­ющему, а торгующие между ними армяне употреблялись для разведывания о будущих и настоящих их намерениях, о коих должны были уведомлять учрежденных местным правительством приставов; приличившийся же армянин в неисправности или в ложных донесениях приставу лишался позволения торговать в аулах. Этого-то более всего опасались они, потому, что все почти ногайцы состояли у них в долгу.

Выгоды армян от упомянутой с ногайцами торговли со­стояли в том, что большая часть последних не только не имели, но даже и не знали монеты. Надобности же свои удовлетворяли меною скота, масла и шерсти, и от таковой выгодной для продавцов мены утраивались их выгоды.

  • 124. Свойства мурз и черного народа были между собою весьма различны. Главные черты первых суть ди­кость, праздность, ветренность, пристрастие к воровству, сильное стремление к скитанию, к чему много способству­ет жизнь их в кибитках, и вовсе ограниченное их понятие о самых необходимых вещах; к тому же бедность и малые потребности в жизни препятствовали внушению между ни­ми любви к порядку, кроме пустых обрядов и безумием на­полненных. Неимение правил, на нравственности основан­ных, заставило их придерживаться права сильного. Сие столь вредное установление не только не было обуздываемо стыдом или наказанием, но заслужило общее одобрение и возбуждало между единородными удивление. Посему каж­дый из них всеми силами старался подражать отличившим­ся необузданностью и самовластием. Свойства черного на­рода суть вовсе противоположные: он отличается от мурз кротостью и миролюбием, но и в сих добродетелях их есть мера, которую переступить опасно.
  • 125. По их переселении внутрь кордона народ сей не имел никакого постоянного правления, ибо воля мурз служила единственным законом, которого опровергнуть невозможно было. Крайность, терпимая сим народом, при­нудила местное начальство для собственных его выгод предпринять нужные к благоденствию оного меры; и пото­му учреждены суд и расправа, составленные из одинако­вого числа мурз и народа. Каждая сторона, имея равные голоса, наблюдала свои выгоды, в случае же несогласия призывались в посредство духовные, как одни из грамот­ных; они, помня, что по прихоти мурз удалены были от принадлежащей им должности, удерживали перевес над обеими сими сторонами. Порядок сей в бытность их за Кубанью и в соседстве с черкесами, где право сильного заступает место порядка, вовсе был нарушен. Для умень­шения наглости мурз и облегчения бедности подвластных избраны были лучшие судьи, коих число против прежнего удвоено; им дано больше уважения и разные преимущест­ва, а соображаясь с тогдашним изданным при открытии кабардинцами судов учреждением, устроен между ними совершенный порядок.

Сделанная им именная перепись, по которой оказалось 14 000 душ народа, отняла у них способы удаляться от из­бранных ими жилищ без соизволения) и ведома начальст­ва; в исполнение сего установления они должны были обя­заться присягою. С общего сословия мурз и подвластных установлены были права первых и обязанности последних, каковые для сведения и наблюдения разосланы были их приставами.