Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

В таком положении были дела, когда генерал Емануель лично прибыл 7-го числа на Кубань, а 8-го с рассветом в Баталпашинск. Недовольный медленными движениями Ро­дионова и Канивальского, но найдя в прочем распоряжения генерала Антропова правильными, он первым двум послал приказание пуститься немедленно в быстрое преследование хищников, стараясь направить их на Кабарду, и потом, по соединении там с войсками подполковника Ушакова, на­пасть на них и разбить.

Но как того же числа вечером Канивальский донес, что неприятель принял направление к Горячим Водам, Емануелъ послал приказание войска Донского подполковнику Грекову выступить из Константиногорска со своими каза­ками, а Канивальскому и Родионову следовать формирован­ными маршами вдогонку хищников и не упускать их из виду до самой Кабарды. Но эти повеления не заставили бо­лее Родионова и Канивальского.

8-го числа закубанцы взяли направление к Каменному мосту на Малке. Канивальский, усмотрев их движение с Верходжинальсхого поста, выступил со своим отрядом к Горячим Водам, оставив для наблюдения небольшую пар­тию казаков с офицером. Этим движением майор Кани­вальский потерял горцев из виду, а они, пользуясь его ошибкою, поворотили к Етоцкому мосту и взяли направле­ние на станицу Марьинскую. Известись о том в пять часов пополудни, Канивальский и Родионов бросились в быстрое преследование, присоединив к себе из Горячих Вод 230 че­ловек пехоты. Но хотя закубанцы останавливались для от­дыха близ Етоцкого моста, в 15 верстах от Горячих Вод, они не могли их там настигнуть, с наступлением же ночи потеря­ли вовсе следы неприятеля и принуждены были, отпустив обратно в Константиногорске пехоту, пуститься отыскивать его. Подходя на рассвете к Марьинской станице и увидев вдали густой дым, отряд понесся по весь опор к месту по­жара. Оказалось, что селение Незлобное (в пяти верстах от Марьинской и в десяти от Георгиевска) хищниками раз­граблено и предано огню. Марьинская же станица обойде­на неприятелем, потому что казаки, в ней находящиеся, засели за валом и ружейным огнем не допустили к себе неприятеля.

С приближением нашего отряда, состоявшего уже из тысячи казаков и присоединившихся к нему в Кабарде че­тырех конно-казачьих орудий и одного егерского батальо­на под командою майора Казачковского, хищники кинулись от Незлобного к горе, что за Марьинскою станицей. Родио­- нов, выстроив войска в две линии, хотел решительной ата­кой истребить неприятеля и отбить у него всю похищенную им добычу, но горцы, предупредив его, кинулись быстро со всеми на левый фланг, который составлял майор Казачковский со своим резервом. Казачковский, исполненный тою мыслию, что горцы при одном только появлении артиллерии побегут назад, выступил к ним навстречу с одним орудием, без прикрытия. Но едва успел он сделать один выстрел, как сам, покрытый ранами, пал с лошади замертво. Орудие бы­ло отбито, и артиллеристы изрублены; бросившийся к нему на помощь с двумястами казаками Волгского полка войско­вой старшина Стришнов также был убит, а казаки его опро­кинуты. Тогда Родионов, кинувшись вперед со своими каза­ками для подкрепления и поддержания расстроенных час­тей отряда, в пылу жестокой сечи с горцами пал мертв. Эта потеря двух отрядных начальников и еще одного штаб- офицера привела казаков в совершенное расстройство, но командир Хоперского казачьего полка, майор Канивальский, заглаживая прежнюю свою шибку, успел поправить дело, и после долгой и кровопролитной битвы закубанцы, опроки­нутые на всех пунктах, обратились в бегство, оставив побе­дителям отбитое ими орудие, весь рогатый скот и большую часть пленных жителей селения Незлобного. Другая часть сих последних находилась впереди и увлечена была хищ­никами: казаки как ни старались, но никак не могли на­гнать и выручить их. Канивальский, принявший начальст­во над всем отрядом, пустился без остановки по пятам не­приятеля, который где ни проходил все жег и истреблял. Наконец эта партия хищников была прогнана с большим уроном через Карачаев за Кубань.