Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

29 июня в четыре часа пополудни Емануель тронулся из Пятигорска в сопровождении академиков и с достаточ­ным отрядом войск прямо к Эльбрусу. На втором ночлеге, 27 числа, у Каменного моста на Малке явились к нему старшины Карачаева с некоторыми другими черкесскими князьями под видом изъявления почтения, но в самом деле с намерением узнать, зачем он идет к ним. Хотя они тщательно скрывали настоящую цель свою, однако Ема­нуель узнал, что по разнесшемуся слуху о следовании его в Карачаев и к Эльбрусу карачаевцы, взирая с беспокой­ством на приближение его к их границам со значительны­ми силами и будучи подстрекаемы абазехами, которые уве­ряли их, что русские идут разорять их жилища за потери, причиненные им в прошедшую войну, просили помощи у соседей, укрепляли свои аулы и даже засели на высотах с оружием и каменьями для встречи нашего отряда; однако, не приступая к неприязненным действиям, послали напе­ред к генералу Емануелю старшин под видом оказания почтения, но в самом деле, чтоб узнать цель экспедиции.

Генерал принял их ласково, развеяв основанные на лож­ных слухах опасения их, и сказал им, что когда они уже раз присягнули России, то он почитает их русскими под­данными, и что сам он будет строго отвечать пред госуда­рем императором, если б вздумал причинить им какой-либо вред; что, напротив, они добрым своим поведением и по­корностью в продолжение всего этого времени приобрели полное право на дружбу и покровительство русских; при­ход же его и некоторых с ним ученых есть только одно желание узнать страну их, собрать растения, камни, жи­вотных, и что он, пользуясь добрым расположением кара­чаевцев, хочет только подойти к Эльбрусу, к которому ни­кто еще не подступал, и что в жилища их! он вовсе захо­дить не будет.

Эти слова совершенно успокоили старшин, а сделанные некоторым из них подарки заставили их самих участвовать в экспедиции и быть проводниками нашими к Эльбрусу. Остановись тут лагерем, Емануель 28-го числа в сопровож­дении академиков и небольшой части войск ходил для ученых исследований к Кинжал-горе и ее окрестностям.

1 июля экспедиция отправилась из лагеря у Каменного моста далее к Эльбрусу. 3-го числа она ночевала в долине Хассаут и дошла до высот между Берменшуком и цент­ральною цепью гор, но по причине сильных дождей и бес­прерывного тумана, отчего дороги сделались непроходимы­ми, отряд остановился, выжидая благоприятной погоды.

8 июля погода прояснилась; дороги исправились. Сам Емануель, оставив орудия и тяжести в долине Харбас с достаточным прикрытием, перешел первую ступень цент­ральной цепи по чрезвычайно трудным тропинкам, и экспе­диция, спустившись в верхнюю долину Малки, у самого почти истока этой реки, вырывающейся из основания Эль­бруса, на высоте 8000 футов выше уровня океана, располо­жилась лагерем у самой подошвы горы.

9 июля собраны были казаки и черкесы и объявлено им, что тот, кто первый достигнет вершины Эльбруса, по­лучит 400 рублей, второму (если же это невозможно), до­стигшему самой высокой степени, дано будет 200 рублей, а те, которые достигнут половины конуса, покрытого снегом, получат также награду. В десять часов утра началось ше­ствие. Академики, перешедшие Малку, уже должны были оставить лошадей и следовать пешком. После шести часов пути, т. е. в четыре часа пополудни, достигли они снегов, поднявшись от восьми до десяти тысяч футов. Высота ко­нуса Эльбруса превышала все окресные высоты тремя или четырьмя тысячами футов. У подошвы конуса академики должны были провести ночь.